Читайте на Zefir.ua

Андре ТАН. Интервью.

УСПЕТЬ ВСЕ

Андре ТАН. Интервью.

В этом году Модному дому Andre Tan исполняется 15 лет. Уже в 2000 году, после дебютного показа коллекции вечерних платьев «Мраки», АНДРЕ ТАН попал в украинскую Книгу рекордов Гиннеса как самый молодой дизайнер Украины. Сегодня его имя на слуху – он смотрит на нас с рекламных щитов по всему городу, а список его достижений за 2014 год занял лист формата А4. Пришло время подвести итоги и узнать новости из первых уст, а не из пресс-релизов.

Андре ТАН. Интервью.

Z: На показе весна-лето ’2015 не было ни одного свободного места, а пресс-рум во время пресс-конференции чуть не треснул. Как Вы думаете, почему?
Андре Тан: Кроме показа коллекции нужно постоянное медийное присутствие дизайнера. Так работал Жан-Поль Готье. Он одновременно был и ведущим на телеканале «Франс Интернасьональ», и показывал свои коллекции. Он все время был на слуху еще и потому, что был скандальным дизайнером. Не скажу, что тогда 20-летним я решил пойти по пути Жан-Поля Готье. Нет! Так получилось само собой. Но мои 10 лет на телевидении, видимо, тоже не прошли зря. Эта коллекция отличается от тех, что мы делали ранее. В ней мне хотелось показать стрит-стайл, но в обработке смарт-кутюр. До этого я делал девушек строгими и рафинированными, это была фьючер-классик, то есть новая классика в обработке. В ней я решил поработать с фактурами и тканями, с которыми ранее не имел дело: силикон, сетки, перфорированная кожа.

Z: Что Вы ставите во главу угла – красоту или практичность?
А.Т.: Думаю, все-таки практичность. В последней коллекции особенно. Мне, конечно, хотелось одеть девушек в длинные пальто оверсайз, кеды или кроссовки, которые наверняка носили бы все на улице, но я бы повторился. Что касается обуви, то я остался верен лодочкам, потому что это живая классика. Я лишь немного побаловался – распаровал некоторые: один туфель был голубой, другой – цвета пудры, один нежно-зеленый, а второй – фиолетовый.

Z: Не бывает за две недели, что «о боже, все пропало»?
А.Т.: Раньше всякое бывало, сейчас уже нет, потому что мы не можем подвести наших клиентов, прессу и байеров. Такое мы могли себе позволить, будучи студентами. Хотя в Париже на неделе prêt-à-porter (я часто бываю на бэкстейдж) неоднократно видел, как за два часа до шоу Alexander McQueen или Джона Гальяно завозили машинки и дострачивали фатиновые юбки, дошивали камни и кружева прямо на модели. Николя Гескье признался, что еще во время работы на Дом Balenciga, в самый последний момент на одной модели заменили легинсы, которые не успели расшить пластиковыми пластинами, на короткую юбку. Иногда у Джона Гальяно модели выходили на подиум в платьях, с которых не успели снять наметку. Такое случается, но редко. Просто иногда за ночь до показа тебя может озарить – и ты внесешь изменение в какой-то лук, но не более.

Z: А своим помощникам даете какие-то нереальные задания, которые они должны решить?
А.Т.: Нет, потому что я сам когда-то работал помощником. Я стараюсь относиться ко всем так, как хочу, чтобы относились ко мне. Я не даю, как Анна Винтур из «Дьявол носит Prada», невыполнимых заданий. Но иногда приходится включать кнопку «босс», если мне говорят, что жемчуг или определенный тип ткани невозможно найти в Украине. И тогда все почему-то находится: и в Украине, и в нужном количестве.

Z: Приходится ли заставлять себя рисовать?
А.Т.: Естественно. Рабочий день, как рабочий день. Ив Сен-Лорану еще повезло, ведь у него был Пьер Берже, директор, который обо всем заботился и думал. Я сам себе директор. Скажу честно, это крайне сложно, потому что на рисунок у тебя есть ночь либо время в промежутке между встречами. Естественно, я рисую, потому что если бы с утра до вечера ждал музу, я бы разорился. Есть периоды, когда тебя накрывает волна, и ты не можешь остановиться, а бывает, ты выдавливаешь из себя идею. Но у меня есть такой «сундучок идей», в котором я храню эскизы, которые когда-то рисовал, но они не вошли в коллекцию. На самом деле у меня их уже три. Иногда я в них заглядываю. Но многие идеи уже неактуальны, их нужно модернизировать.

Андре ТАН. Интервью.

Z: Насколько в фильме «Святой Лоран» приукрасили дизайнерские будни?
А.Т.: Фильм мне не понравился. Я категорически против всякого насилия и прилюдной демонстрации беспорядочной жизни. Молодые дизайнеры, посмотрев этот фильм, решат, что великий Ив Сен-Лоран принимал наркотики, вел безобразную половую жизнь и таким образом стал известным. Конечно, режиссер старался донести, что в действительности Ив Сен-Лоран был несчастным человеком, что разгульный образ жизни и наркотики сыграли с ним плохую шутку, но я категорически против такой открытой демонстрации аморального образа жизни. Да, такая жизнь прокатила в 70-х, но это не значит, что в 2014-м можно идти по такому же пути.

Z: У Вас очень насыщенный год. Какими достижениями Вы особенно гордитесь?
А.Т.: Тем, что мы открыли 8 магазинов нашей второй демократичной линии а.Tan. И, конечно же, горжусь контрактом и проектом Debauch by Andre Tan, где впервые украинского дизайнера пригласили разработать дизайн для британского бренда. Считаю, что это своего рода вершина, потому что обычно это мы приглашаем кого-то из-за рубежа, а не наоборот. Но то ли еще будет! Украина сейчас на пике популярности в мире, что однозначно окажет влияние на развитие нашего искусства, моды, музыки.

Z: Андрей, а Вы дебошир?
А.Т.: На самом деле Debauch – это была сеть лондонских ночных клубов в Лондоне, уже потом родилась линия модных аксессуаров. А я не дебошир, я очень спокойный, но эмоциональный. Если творческий человек не будет эмоциональным, он не сможет создавать что-то интересное, всякий раз новое. Основная задача дизайнера –предугадать, что люди захотят носить завтра, но ни в коем случае не послезавтра, не после послезавтра. Можно, конечно, чересчур опережать моду, как мы это делали в ранних коллекциях, но тогда вещи становятся невостребованными, их черед приходит аж через три сезона. А мне хочется видеть свою одежду на людях, и чтобы она им была к лицу. Потому что основная задача дизайнера – делать людей красивыми, скрывать их недостатки и подчеркивать достоинства, создавать красивую комфортную одежду. И люди расслабились и стали есть сколько угодно, потому что думают, зачем мне напрягаться, дизайнер все равно обо мне подумает: где надо талию затемнит, где надо сделает посвободней, создавая оптическую иллюзию 90-60-90.

Z: Чем Вы сейчас занимаетесь?
А.Т.: Сейчас это бытовая техника, кухни Pyramida by A.Tan: вытяжки, печки и варочные панели. Над этим проектом я работал в течение трех лет. Мне было очень интересно придумывать дизайн бытовой техники. Здесь во главу угла положена практичность и техника безопасности. Есть множество нюансов, которые необходимо учитывать, например, ручки должны быть приятными на ощупь с мягкими резинками. Дизайн и технологические наработки должны работать в комплексе. Так, я очень хотел, чтобы варочная поверхность светилась синим цветом, а она может светиться только красным, потому что стекло, которое выдерживает нагрев до 200 градусов, может образовать только красный цвет. В работе над формой для стюардесс я столкнулся с похожими требованиями техники безопасности. Стюардессам нельзя носить пышных юбок, только юбки-карандаши или ровные, и каблук должен быть не больше 5–6 см. Каждый проект похож на очередную прочитанную книгу. Это опыт, который не купишь ни за какие деньги.

Z: Что бы Вам еще хотелось разработать?
А.Т.: Лично мне хотелось сделать плитку и паркет by Andre Tan. Это уже делает Роберто Кавалли и Yves Saint Laurent. Но пока что таких предложений не поступало. Сам такой проект я не потяну, а партнера пока что не нашел. Я недавно делал ремонт, так что эта тема мне сейчас очень близка. А в одежде я бы с удовольствием сделал бы линию женского белья. Но учитывая то, что мы отшиваем свои коллекции на 19 фабриках Украины (только ткани завозим из Италии), я точно знаю, что технологий и машин для пошива белья такого качества, как я хочу, у нас нет. Покупка столь дорогостоящего оборудования не будет оправданной, поскольку чтобы его использование было рентабельным – нужно только бельем и заниматься, имея большую сеть магазинов и  так далее. Как у Дома моды Voronin, где есть два паровых утюга, которые разглаживают локтевой шов – утюги стоят полмиллиона долларов. Но Voronin специализируется только на мужских костюмах.

Z: Если бы Вам заказала наряд Снегурочка, каким бы он был?
А.Т.: Это было бы платье силуэта «нью лук», который в 1947 году придумал Кристиан Диор. Из декора я бы добавил перфорацию и цветочные оригами из шелковой органзы. Пусть это будут подснежники.

Z: Мы уже знаем, что весну и лето Ваша женщина проведет среди цветов. Ваш любимый цветок?
А.Т.: Белые тюльпаны – символ моего любимого времени года – весны. Потому что весной забываются все невзгоды и все проблемы. У многих коллекций на этой неделе моды было очень удрученное настроение. Но вспомните тех же Кристобаля Баленсиагу, Кристиана Диора или Коко Шанель, которые начинали в период между двумя мировыми войнами, во время войны и после – они продолжали создавать удивительные вещи, потому что женщины не отказывались от красивых платьев. Люди в поствоенный период захотят чего-то очень яркого, сочного, радостного, потому что черно-белого и так всегда много даже в мирное время. Я думаю, что угадал желания женщин весной 2015 года.

Z: Что должны делать музы, когда говорят пушки?
А.Т.: Как говорил царь Соломон: «Пройдет и это». Мы всячески стараемся поддерживать солдат, которые защищают нашу страну. Также мы перечисляли деньги тем людям, которые пострадали в зоне АТО. Мы обеспечили школьной формой собственного производства детей вынужденных переселенцев. Участвуем в разнообразных акциях по сбору денег: одно из наших платьев на аукционе было продано за 20 тысяч евро, которые были перечислены на АТО. Если не мы, то кто?! Z

Интервью: Юлия Найденко
Фото: Андрей Посонский

Top

Присоединяйтесь к Zefir.ua
в социальных сетях