Читайте на Zefir.ua

КИНОПРИКЛЮЧЕНИЕ. ДЕНИС ИВАНОВ

Генеральный директор компании «Артхаус Трафик», основатель првого украинского международного детского кинофести-валя Children Fest. По работе ли, для удовольствия ли – он всегда оказывается в числе первых, увидевших тот или иной фильм. Поэтому, отправляясь в путешествие по кинофестивалям лета,«Zефир» поспешил на консультацию именно к нему.

КИНОПРИКЛЮЧЕНИЕ. ДЕНИС ИВАНОВ

КИНОПРИКЛЮЧЕНИЕ. ДЕНИС ИВАНОВ

Z: Какие фестивали стоит посетить этим летом?
Денис Иванов: Из самых крупных фестивалей, которые происходят в Украине и имеют международный резонанс, это Одесский кинофестиваль (11 – 19 июля). Он обязательно состоится вопреки картинкам из Украины, которые сейчас тиражируются. Это, конечно, не привлечет большой поток туристов в Одессу, но, как минимум, одесская публика насладится реально хорошим кино. Международные фестивали можно разделить на несколько видов: фестивали больших мегаполисов и фестивали курортных городов. И курорты всегда побеждают мегаполисы! Из фестивалей, которые были основаны на курортах, наверное, один их самых заметных и важных фестиваль в Карловых Варах в Чехии (4 – 12 июля) – в небольшом городке с потрясающей архитектурой и культурой. Он акцентирует внимание на восточно-европейском кино. Этот фестиваль в 1990-е годы возродили из какого-то советского смотра кино и превратили в крупный европейский форум, который с каждым годом только набирает обороты. В нем часто принимают участие украинские фильмы. Например, режиссер Ева Нейман получила не так давно один из призов этого фестиваля, а в прошлом году в секции «Новые горизонты» – фильм «Параджанов» Елены Фетисовой и Сержа Аведикяна. Организаторы стараются, кроме международного конкурса класса «А», делать всевозможные панорамы – «Фестиваль фестивалей», «Новые территории», открывать новых режиссеров, показывать документальное кино, здесь большая профессиональны секция. Этот фестиваль рассчитан и на туристов – к нему очень легко присоединиться, причем людям разного достатка. Из важных и интересных фестивалей – фестиваль в Локарно (6 – 18 июля). Локарно – это столица кантона в Швейцарии, там разговаривают на итальянском языке. Очень живописный городок, посредине которого находится огромное озеро с лодочками. Главная особенность фестиваля – одни из самых больших показов на свежем воздухе на главной площади Пьяце Гранде. Конкурсную программу смотрят тысячи человек. Из фестивалей, которые начинаются летом и заканчиваются в сентябре, это, конечно же, Венецианский кинофестиваль (27 августа – 4 сентября), который проходит в известном туристическом месте – Венеции. Этот фестиваль, как и Канны, рассчитан в первую очередь на профессионалов, чем на публику с билетами. Тем не менее, этим событием живет практически вся Венеция. К тому же, это самый старый мировой кинофестиваль. Его основал еще Муссолини, и не будь этого фестиваля, вряд ли появились Канны, организованные в качестве антитезы. Из сверхновых фестивалей очень здорово стартовали «Новые горизонты» (24 июля – 3 августа) во Вроцлаве (Польша). Этот фестиваль исповедует концепцию экспериментального необычного кино и проводит много показов под открытым небом. В мировом фестивальном движении есть две разные точки зрения: немного консервативные Канны, которые показывают маститых режиссеров, и Роттердамский фестиваль, который проходит в феврале и исповедует концепцию экспериментального кино и открывает новые имена. Фестиваль во Вроцлаве как раз ближе к Роттердаму – он демонстрирует что-то новое, может быть, не очень причесанное, но очень интересное киноманам.
Когда наш соотечественник Александр Роднянский стал президентом «Кинотавра» (1 – 8 июня), этот кинофестиваль превратился в смотр исключительно российского кино. У фестиваля довольно стройная концепция. К «Кинотавру» можно легко при-соединиться, купив тур на сайте фестиваля. Сюда, в курортный город, съезжается весь российский шоу-бизнес – богема гуляет по набереж-ной Сочи в свободном доступе и пьет бесконечно – здесь проходит много пляжных вечеринок. Такой себе инте-ресный летний морской фестиваль.
Московский кинофестиваль (19 – 28 июня) с каждым годом переживает кризис, отчасти потому что велика коррупция и очень-очень рыхлая концепция. С одной стороны, Московский фестиваль – это фестиваль класса «А», он показывает в конкурсе только мировые премьеры, но, по сути, кинема-тографисты, когда у них есть выбор, на какой фестиваль отправить фильм, отдают свое предпочтение Карловым Варам. Долгое время между Московским фестивалем и фестивалем в Карловых Варах существовала конкуренция: кому достанутся лучшие фильмы, потому что они проходят близко по датам (Московский в конце июня, а фестиваль в Карловых Варах – в начале июля). Но последнее время Карловы Вары всерьез побеждают, отчасти потому что в Москве не удалось пока организовать толковую профессиональную секцию, нет таких услуг как установка платежных терминалов, и фестивальная конкурсная програм-ма практически оторвана от рынка.
«Немые ночи в Одессе» (27 – 29 июня) имеют очень интересный формат – сине-концерт. Здесь показывают немое кино, преимущественно украинское. Фестивалем занимается команда Ивана Козленко. Он возглавляет сейчас Национальный центр Александра Довженко – наибольший киноархив Украины. «Немые ночи» проходят в Морском порту и привлекают не только киноманов, но и людей, любящих хорошую музыку. Я был на этом фестивале несколько раз, и здесь я в первый раз услышал группу Dakh Daughters и других интересных музыкантов. Фестиваль небольшой, но очень яркий.

КИНОПРИКЛЮЧЕНИЕ. ДЕНИС ИВАНОВ

Z: На каком языке показывают фильмы на фестивалях?
Д.И.: Как правило, все фильмы показывают на языке оригинала с английскими субтитрами или с английскими субтитрами и субтитрами на языке той страны, где проходит фестиваль. Так что, отправляясь в путешествие, лучше знать английский язык, хотя бы на базовом уровне. Благо, восприятие фильма не до конца зависит от текста, суть можно понять, даже не зная язык. Когда я путешествую с семьей, стараюсь ходить в местные кинотеатры и смотреть их кино: в Польше – польское, в Индии – индийское, в Египте – египетское. В принципе, если попасть на популярный фильм, то к концу ты уже прекрасно понимаешь по контексту, о чем говорит герой. Тот же Мирослав Слабошпицкий, чей фильм «Племя» победил в Каннах в программе «Неделя критики», рассказывал, как ему довелось смотреть фильм «Смерть господина Лазареску» на румынском языке с эстонскими субтитрами. И несмотря на такое экзотическое языковое сочетание, в конце фильма он плакал – насколько тронула его эта картина. Поэтому не стоит бояться смотреть фильмы на незнакомом языке!

Z: Есть возможность на фестивалях натолкнуться на каких-то звезд?
Д.И.: Конечно! Кроме американских суперзвезд – они появляются редко и с охраной. Когда фестиваль не очень большой, а такой домашний (вроде фестиваля в Локарно или «Кинотавра»), где нет огромной толпы зевак, звезды гуляют «в дикой природе»: сидят в ресторанах. На самом деле отношение к звездам и медийным лицам у нас преувеличенно. Я, например, очень стесняюсь подходить к ним, просить их сфотографироваться, звезды же не обезьянки. (Смеется.)

Z: Вы уже ознакомились с результатами Каннского фестиваля? Насколько Вы согласны с ними, удивлены или наоборот?
Д.И.: В этом году все время на Каннском фестивале я провел вместе с группой фильма «Племя» Мирослава Слабошпицкого, поэтому я так и не посмотрел ни одного фильма. Тем не менее, у меня уже есть хит-парад, выстроенный на мнении людей, вкусам которых я доверяю. Кино – не спорт, и любое решение жюри может быть оспорено в том или ином смысле. Насколько я понял, главными призами, которые распределило жюри во главе с Джейн Кэмпион, люди остались не очень довольны, потому что попахивало, с одной стороны, политикой, с другой, определенным непрофессионализмом. Победил фильм «Зимняя спячка» очень интересного турецкого автора Нури Бильге Джейлана. Но, насколько я уже успел сориентироваться, наградили не самый лучший его фильм. Он продолжает его стиль, но не несет никакого сверхъестественно нового заряда, за что можно было бы получить «Золотую пальмовую ветвь». Награждение фильма совпало с трауром, объявленным в Турции как раз в первые три дня фестиваля. Запланировано было также празднование 100-летия турецкого кино, которое из-за траура перенесли. Турция, как и Украина, находится сейчас в одном медиапространстве, в Турции тоже «добро борется со злом», и все, конечно же, стараются быть на стороне «добра». Думаю, что, во-первых, члены жюри, которые судили Каннский фестиваль, не смотрели других фильмов Джейлана, а во-вторых, оказались излишне сентиментальны и приняли политкорректное решение. Мы, конечно же, рассчитывали на «Золотую камеру» за фильм «Племя», но получила ее весьма традиционная картина «Тусовщица» (Франция) режиссеров Мари Амашукели, Клер Бёргер и Сэмюэля Тейси. Не знаю, честно говоря, за что.

КИНОПРИКЛЮЧЕНИЕ. ДЕНИС ИВАНОВ

Z: Как принимали «Племя»?
Д.И.: «Племя» замечательно принимали. Это был последний фильм конкурсной программы. Все говорили, что благодаря трейлеру и тому, что у фильма интересный концепт – он снят на языке жестов без каких-либо субтитров, всем хотелось посмотреть, как будет реализована эта идея. Перед первым показом собралась огромная очередь, и человек 200 даже не смогли попасть в зал. И когда глухая актриса из Беларуси Яна Новикова произнесла свою речь на языке жестов, то представителей общества глухонемых Франции, которые пришли на просмотр, было видно издалека – они приветствовали речь поднятием рук. После фильма были долгие овации. Съемочная группа очень переживала, поймут ли зрители картину, потому что пошли на очень смелый эксперимент. Я наблюдал за зрителями, покидавшими зал, они были сосредоточены на себе, по правильному, по-настоящему пришибленные: так потряс их фильм. Надо сказать, что при всем мнимом многообразии картин на Каннском фестивале, хорошего кино, которое по-настоящему «торкает», на самом деле очень немного. Может, 5–7 фильмов на весь фестиваль, во время которого показывают более 400 кинолент. «Племя» стало одним из таких фильмов. Многие издания включили его в список каннских скандалов. В 1973 г. таковой стала лента «Большая жратва» Марко Ферерри, в 2009 г. – «Антихрист» Ларса фон Триера, в 2014 г. – «Племя» Мирослава Слабошпицкого. И наш фильм стал частью этого круга. Я считаю, что в отношении украинского кино это вообще разрыв матрицы. Теперь очевидно, что в нашей стране есть, без всяких скидок, настоящие режиссеры. Это здорово.

Z: Почему фильм отнесли к скандальным?
Д.И.: Потому что, как и любое настоящее искусство, фильм «Племя» экстремален. В нем на самом деле много диалогов на языке жестов, и для того, чтобы зрителям было понятно, что происходит – все чувства наружу. В нем есть и секс, и жестокие сцены, которые абсолютно оправданы. Когда Бах исполнял свои произведения, люди, находившиеся в церкви, теряли сознание. При просмотре «Племени» люди тоже почти что теряли сознание.

Z: Фильм должен «прибивать», чтобы потрясти?
Д.И.: Мы уже слишком много пересмотрели всякого кино, и чтобы достучаться до весьма насмотренного человека, необходимо все время выходить за рамки. Я не говорю, что в фильме «Племя» жестокость на жестокости сидит и жестокостью погоняет, но там нет того украшательства, которое присуще суперкоммерческому кинематографу, где все сглажено, все на намеках. В фильме «Племя» все по-честному, по-настоящему. В прошлом году на Каннском фестивале показывали картину «Эли» мексиканского режиссера Амата Эскаланте (он тогда получил приз за режиссуру). С середины фильма начиналось жесткое мочилово: людей убивали, мучили, делали все что угодно, но зал ахнул только один раз, когда какой-то злой парень взял маленькую собачку и свернул ей голову. Только тогда зал прошибло! Экранное насилие мы видели во всех боевиках, оно уже превратилось в определенный спецэффект. Поэтому для того, чтобы синхронизировать у людей эмоции с какими-то правильными энергиями, нужно использовать такие правдивые вещи, чтобы люди вышли из оболочки и перестали смотреть на это кино в контексте тех стереотипов, которые у них уже сложились. «Племя» поступит в коммерческий прокат 11 сентября. Еще пока обсуждается возможность его показа на Одесском кинофестивале. Список фестивалей огромен. После успеха на «Неделе критики» картину уже пригласили в Россию на культурный фестиваль «Зеркало», в Польшу на Варшавский кинофестиваль, мы надеемся, что Сан-Себастьян возьмет фильм во внеконкурсную программу, постараемся, чтобы Карловы Вары тоже его показали.

Z: Что происходит сегодня в украинском кино? Что-нибудь интересное ожидается?
Д.И.: Фильм «Братья» – дебют Виктории Трофименко – очень неплохой фильм. Он попал в программу Московского фестиваля. «Вавилон 13» тоже интересное начинание. Сейчас интересную картину «Моя бабушка Фанни Каплан» снимает украинский кинематографист Дмитрий Томашпольский. Мирослав Слабошпицкий готовит новый проект про Чернобыль. Сергей Лозница приступил к фильму «Бабий Яр», но начались протесты на Майдане, которые он взялся снимать, эти кадры и стали основой фильма «Майдан», который летом выйдет у нас в прокат.

КИНОПРИКЛЮЧЕНИЕ. ДЕНИС ИВАНОВ

Z: Какие фильмы обязательно нужно посмотреть?
Д.И.: Обязательно стоит посмотреть «Теорему зеро» Терри Гиллиама, обязательно два украинских фильма, которые были представлены в Каннах – «Майдан» Лозницы и «Племя» Слабошпицкого. Стоит, конечно же, посмотреть новый фильм братьев Дарденнов «Два дня, одна ночь» тем людям, которые действительно разбираются в кино. И «Левиафан» Звягинцева. Все очень хвалят фильм Беннетта Миллера «Фокскэтчер». Говорят, что он похож на «Далласский клуб покупателей», только без СПИДа и геев, такая настоящая спортивная драма. Много картин на самом деле.

Z: Почему провалилась «Принцесса Монако»?
Д.И.: Голливудские фильмы такого пошиба исключительно вторичны. Их снимают на какую-то известную историю. Их огромный бюджет диктует усредненные решения. Возможно, публика уже подустала от вторичности, это как пить три раза чай на одной заварке.

Z: Что обязательно нужно сделать летом?
Д.И.: Искупаться в море. (Смеется.) Z

Интервью: Юлия Найденко
Фото: Предоставлены компанией «Артхаус Трафик» и ОМКФ

Top

Присоединяйтесь к Zefir.ua
в социальных сетях