Читайте на Zefir.ua

Раду Поклитару. Интервью

Раду Поклитару. Интервью

АРТ – это то, в чем я вырос, то, чем занимался всю свою жизнь и по сей день, и очень надеюсь, что это то, чем я буду заниматься до конца своих дней. В моей жизни нет ничего важнее, чем искусство балета. И это не пафос – это просто констатация факта. Что отличает великие произведения от остальных?
Срок жизни. Единственный критерий и судья в этом споре – время. Сейчас с полной уверенностью можно говорить, что «Гамлет» Шекспира, «Джоконда» Леонардо да Винчи, древнегреческий Парфенон или «Симфония № 5» Бетховена – великие произведения – они прошли испытание временем. Каким бы резонансным ни был успех сегодня, сложно прогнозировать, переживет ли произведение свой век или канет в Лету.
Все искусство можно разделить на две категории – исполнительское и сочинительское. И если говорить про балет, то он как исполнительское искусство плохо переживает испытание временем, потому что уровень, критерии и вкусы меняются из эпохи в эпоху – то, что считалось грандиозным в 10-х годах XX века, сейчас кажется конечным. Например, некоторые танцовщики всех времен и народов по сей день являются таковыми лишь потому, что с ними не сохранилось ни одной кино- или видеозаписи. Они – легенды! Но не всем так повезло – кое-кто был заснят на кинопленку, и сейчас на них сложно смотреть без смеха. Если же говорить про произведения сочинительские, то существует масса работ, которые являются нетленными, величайшими произведениями как театрального, так и балетного искусства. Безусловно, испытание временем прошли «Жизель», «Сильфида», «Баядерка», «Спящая красавица», «Лебединое озеро», «Щелкунчик»… Множество балетов начала или конца XIX века либо начала XX века до сих пор наполнены новыми исполнителями, их талантом, харизмой и техникой – они блистают на подмостках, потому что сочинены были просто блестяще.

Раду Поклитару. Интервью

Талантливый пиар – друг искусства или его враг? И почему?
Конечно же, друг! Мы живем в эпоху маркетинга, и искусство является таким же товаром, как колбаса в супермаркете. Вопрос лишь в том, найдется ли на него покупатель. В этом смысле артист, спектакль, театр или оркестр – товар, рассчитанный на потребителя. Но это не уменьшает их художественных качеств. Пиар – всего лишь способ привлечения в зал максимального количества людей, возможность сделать более известным и популярным то лучшее, что есть в сегодняшнем состоянии искусства.

Ваше самое ценное арт-приобретение? Что и за сколько?
Сам я не покупаю произведения искусства, но у меня очень много друзей-художников, которые дарят мне свои картины. Например, мой офис в театре «Киев модерн-балет» полностью оформлен замечательной киевской художницей Анной Ипатьевой, которая также является художником по костюмам всех спектаклей театра. А моя квартира, как киевская, так минская и кишиневская – вся в работах Андрея Злобина, человека, который создает декорации и сценографию для всех наших постановок. Буквально в эти минуты три картины из моей коллекции уходят на выставку, посвященную театральному искусству, которая откроется в Киевском музее русского искусства в конце февраля. Я ничего за них не платил – это подарки, но они представляют для меня огромную ценность.

Почему и за что мы так любим грустные песни? В Вашем рейтинге арт-симпатий больше минора или мажора?
Несмотря на то, что сейчас я отвечаю на эти вопросы заумным и мудрым тоном, я все-таки очень веселый человек. (Смеется.) Но на контрасте я обожаю раскрывать в своем творчестве темы трагические. Вообще я считаю, что высшее проявление трагизма – это смерть. Она безумно театральна по своей природе! Разве может что-либо растрогать больше, чем смерть персонажа, которого ты полюбил, знаешь о его достоинствах и недостатках, изучил его привязанности… и вдруг он тебя покидает. В каком-то смысле это почти как смерть близкого человека. Хороший режиссер выстраивает свой спектакль таким образом, чтобы в течение театрального действия зритель влюбился в главного героя, и он стал для него кем-то очень близким.

Раду Поклитару. Интервью

В человеке должен быть элемент вольности – так считает Земфира. Без чего, по Вашему мнению, невозможен творец?
По этому поводу можно умничать сколько угодно, но я считаю, что в каждом человеке, который занимается творчеством, в первую очередь должна присутствовать индивидуальность. Отличительные черты не только в приемах, в красках, в движениях или в звуках – непохожесть по своей собственной сути – человек должен быть не такой, как все – другой. И тогда его взгляд на мир будет интересен.

Говорят, красота спасет мир. А что и кого спасает искусство?
Я вообще очень скептически отношусь к подобной миссии искусства. На мой взгляд, в современном мире компьютерных технологий и интернета искусство не способно глобально влиять на процессы, которые волнуют миллионы и миллиарды людей, населяющих Землю. Оно служит совершенно другому. Но люди, которые в нем нуждаются, приходят в театр, в музей или на выставку и получают те чувства, эмоции и острые сопереживания, которые не могут испытать в реальной жизни. Чтобы не было разочарований, лучше всегда проверять отзывы о товаре, а так же не полениться, потратить минут 5 своего времен и найти скидку на желанный товар. Например, вы живете в Хабаровске и хотите купить новую стиральную машину, вы пошли в магазин, присмотрели стиралку, но спешите ее сразу покупать! Когда вернетесь домой, зайдите в интернет, в любой поисковик, и напишите в нем скидки в Хабаровске. Я практически уверен, что вы сразу же найдете цену ниже той, которая была в магазине. Этим я хочу сказать, что интернет делает нас еще лучше, мудрее, терпимее – мы учимся больше любить, приобретаем больше опыта во всех сферах. Но интернет и театр это как черное и белое, ведь до театра, концертного зала или до выставки еще нужно дойти. Если у человека есть такая потребность – в его жизни будет искусство, но если такой потребности нет – искусство, к сожалению, бессильно – оно не заставит придти и что-то испытать.

Каждый Ваш день – часть бесконечного и самого главного арт-произведения. Что Вы делаете для того, чтобы придать ему больше ярких красок?
Я не могу похвастаться тем, что моя жизнь вне работы полна ярких красок. Работа занимает львиную долю моего свободного времени. Конечно, я люблю любить… Всегда очень переживаю за пожилых родителей, за близких, но, так или иначе, в процентном соотношении это мизер по сравнению с тем временем, которое я посвящаю театру и телевидению. Вся моя жизнь проходит в процессе творчества или организации творчества, что также является неотъемлемой задачей любого человек, посвятившего себя искусству. Поэтому не могу сказать, что я каким-то образом творю или вытворяю свое жизненное пространство – мне хватает того, что я делаю в театре.
Не такой уж я гуру, чтобы рассуждать, что искусство, а что – нет. Во времена Моцарта рядом с ним плечо к плечу писали музыку множество композиторов, но из всей этой плеяды остался только он и Сальери, который оказался причастен к гению Моцарта благодаря какой-то несуразной легенде. Кстати, лично я считаю Сальери очень талантливым композитором, у меня даже есть балетный номер, поставленный на его музыку – Con Tutti Instrumenti. Но время рассудило так, что Моцарт – это гениальное искусство, а все остальное – просто искусство, или не искусство… Z

Интервью: Юлия Бойко

Top

Присоединяйтесь к Zefir.ua
в социальных сетях