Читайте на Zefir.ua

Рояль… аккордеон…Guitar!!!

Рояль... аккордеон...Guitar!!!

Музыкальность у ПЕТРА НАЛИЧА в крови. Его приятный тенор, который он унаследовал от дедушки по отцовской линии, льется без ощутимого напряжения, проникая даже в самые дальние уголки мозга, заполняя собой все свободное пространство и задавая настроение на целый день. Настроение – главная задача музыкального коллектива Петра Налича, в котором веселятся и грустят семь отличных парней, не представляющих свою жизнь без музыки. То оно у них разудало-шальное, то празднично-торжественное, то печально-лирическое, то горестно-трагическое – на любой вкус и даже цвет.

Рояль... аккордеон...Guitar!!!

Z: Сначала было фортепиано, потом гитара и аккордеон… Инструмент под номером два увековечен судьбоносным шлягером Guitar. А про фортепиано и аккордеон когда напишете?
Петр Налич: Задачи такой нет – воспеть все инструменты. (Смеется.) Песня Guitar просто сложилась, это ничего не значит, и никакого смысла мы в нее не вкладывали. А основным инструментом для меня всегда было фортепиано, играть на котором я учился в музыкальной школе, а потом в музыкальном училище. Гитару я сам осваивал, и аккордеон тоже. На нем могу только правой рукой играть – там, где клавиатура фортепианная.

Z: «Я твой сахарный пакет»… Если бы Вы были музыкальным инструментом… Каким, почему, и кто бы на Вас играл?
П.Н.: Ой, Вы знаете, я не готов к таким ассоциациям. (Смеется.) Я лучше расскажу о создании этой песни. Собственно, это история одной женщины, которая собирала сахарные пакетики, а они ей напоминали о местах, событиях и людях. Получился вот такой вот замечательный веселый рассказ от лица пакетика с сахаром, что, мне кажется, и есть самое главное в этой песне.

Z: Многие коллекционируют сахарные пакеты, а Вы?
П.Н.: Нет. Я пока ничего не коллекционирую.

Z: В Вашей музыке довольно много этнических мотивов. За что Вы любите народные песни?
П.Н.: Народные мотивы, настроения всегда были близки и моим друзьям, и мне – русские народные, украинские, европейские, африканские, латиноамериканские… Эта музыка прошла испытание временем, отточена многими поколениями. Она приобрела оснОвный характер, который задает систему координат в сознании, а она в свою очередь помогает создать что-то свое на его основе.

Рояль... аккордеон...Guitar!!!

Z: У Вас получается эдакий замечательный народный разгуляй. Вашими песнями, наверное, очень здорово можно было бы озвучивать фильмы а-ля Эмир Кустурица…
П.Н.: Наверное, в первую очередь ассоциация с Кустурицей возникает из-за моих корней: один мой дедушка был из Украины, второй как раз из Боснии. И кроме того, видеоряд Guitar очень похож на фильмы Кустурицы. В то же самое время у нас не было умысла его повторить. Если Вы решите снять какое-нибудь домашнее видео на даче, у Вас тоже непременно получится Кустурица – есть поле, старое тряпье… А сама Guitar, на мой взгляд, скорее, ближе к латиноамериканской музыке. Если мне предложат записать саундтрек к какому-нибудь хорошему фильму, который мне понравится, и я пойму, что смогу быть полезен, я с удовольствием этим займусь.

Z: Какой хит из шедевров народного творчества, по Вашему мнению, самое точное, яркое и прекрасное отражение истинной русской души?
П.Н.: Назвать один – об этом не может быть и речи! Таковых огромное количество. Все они настолько потрясающи, непросты, многогранны. Особенно хоровое пение. Мне ближе всегда были лирические хоровые, чем плясовые вещи. И первой на ум приходит «Ой ты, степь широкая».

Z: Отчетливо чувствуется влияние народной музыки в песне «Утки-Индоутки»…
П.Н.: Да, «Утки-Индоутки» как раз такая песня – в ней что-то есть и от народной музыки, и от Михаила Ивановича Глинки. (Смеется.) Несколько разных настроений повлияли на написание этой песни, на ее ритм, мелодику, гармонический строй.

Z: Какое настроение царит в Вашем коллективе?
П.Н.: В плохом настроении я ничего хорошего в своей жизни не создал. Для меня очень важно пребывать в хорошем настроении, потому что оно для меня конструктивное. А по поводу неожиданных рифм – очень часто какие-то куски текста чудесным образом совпадают с ритмом и порождают фонетические сочетание, которое далеко не всегда содержит смысл. К смыслу вообще никогда никто из нас не стремился. Для нас важно, чтобы в песне было настроение, которое передается слушателям.

Z: Вы любите играть словами? Например, синтезировав «ролик» и «рулез», Вы придумали «рулик», или те же «бабури»…
П.Н.: Специально никто этим не занимается – ни я, ни мои друзья. Иногда просто складывается какое-то такое смешное определение, которое создает правильное настроение, и мы понимаем, что оно будет к месту, как получилось с «руликом», и мы, ничуть не сомневаясь, вставляем его в песню.

Рояль... аккордеон...Guitar!!!

Z: Ваше любимое слово?
П.Н.: Ой, нет у меня любимого слова.

Z: А слово «зелень» у Вас с чем ассоциируется?
П.Н.: С листвой. Если Вы хотели бы, чтобы оно у меня ассоциировалось с долларами, то такая ассоциация тоже в русском языке присутствует. Если мне показывают доллары, то «зелень» – это доллары, а если я выхожу на улицу и вижу листву, то, соответственно, «зелень» – это листва.

Z: Кто из украинских исполнителей Вам больше всего нравится?
П.Н.: Мне, конечно, хочется сказать в первую очередь о коллективах, которые поют народные песни, что мне очень близко. Например, ансамбль «Древо» (песни этого коллектива особенно знакомы нам по мультфильму «Жил-был пес» – прим. ред.). В детстве я слушал и очень любил «Трио Маренич». Больше всего в национальных культурах меня интересует народная музыка.

Z: Вы как-то обмолвились, что в Вашем репертуаре есть блатняк. Зачем он Вам?
П.Н.: Зачем? (Смеется.) Блатные песни – тоже неотъемлемая часть народного творчества. Это такие песни, как «Таганка», «Катаржаночка», «Ванинский порт». Я их просто знаю, пою иногда и ничего плохого в этом не вижу. Они с налетом романтики. Почти во всех жанрах есть хорошие песни, а есть плохие. И так называемый блатняк – не исключение. Грань между блатной песней и лирической очень сложно определить. Те песни, которые я перечислил, в первую очередь лирические. Они, прежде всего, о людях и любви.

Z: Весной коллектив Петра Налича планирует издание альбома, записанного совместно с симфоническим оркестром. Как идет работа, и чего ожидать от пластинки?
П.Н.: Я написал слова и музыку, которую оркестровал оркестровщик и сыграл симфонический оркестр, а мы с ребятами спели. Альбом «Песни о любви и Родине» – романсово-лирический народный замес. Песни в нем на разных языках, в чем-то грустные, в чем-то веселые. Премьера альбома намечена на апрель, а в мае мы его представим на фестивале «Черешневый лес» в Москве.

Рояль... аккордеон...Guitar!!!

Z: Вы упомянули, что альбом будет спет на разных языках. А сколько языков Вы знаете, учитывая разнообразие Ваших корней?
П.Н.: Знаю я, конечно, только русский. Более-менее говорю по-английски и чуть-чуть по-итальянски. Вообще изучение языков – приятное времяпрепровождение, еще я занимался с педагогом итальянским языком. В альбоме будут песни на русском, английском и итальянском.

Z: В качестве архитектора Вы ограничились всего двумя коттеджами… Что в процессе работы над данными объектами оказалось настолько невыносимым, что Вы тут же решили навсегда посвятить себя музыке?
П.Н.: Нет. Это все неправда. Я проработал три года в бюро замечательного архитектора Владимира Синицына. Мы сделали много интересных проектов. В своих работах мы использовали только качественные материалы, новую мебель и бытовую технику. Соответственно нам приходилось воспользоваться услугами только лучших компаний по доставке строительных материалов, перевозке бытовой техники, уборке помещений и т.д. Не все задумки, конечно, были реализованы, тем не менее, я создал много хорошего, прогрессивного. В общем-то, была проведена полноценная работа. Я не могу сказать, что эта работа была невыносимой. Просто в какой-то момент у меня появилось ощущение застоя. В первую очередь эмоционального. Я бросил работу. А потом деньги стали приносить наши концерты. И я превратился в профессионального музыканта.

Z: Дар художника в Вас открылся довольно рано, и на первом же уроке рисования Вы продали несколько своих творений одноклассникам. Сейчас предпринимательский дар в Вас так же силен, как и творческий?
П.Н.: Я не могу сказать, что у меня есть предпринимательский дар. Ничего предпринимательского нет в том, чтобы продать картинки за 15 копеек. Меня, конечно, здорово отругали. Деньги пришлось вернуть.

Z: На сайте есть отличная графа «Дать денег». Дают?
П.Н.: Да. Дают иногда. Не сказать, что много, но, в общем-то, дают, что очень приятно. Это, конечно, не идет ни в какое сравнение с доходами от концертной деятельности, которые позволяют нам существовать и записывать альбомы, снимать клипы.

Z: А что касается дара художника, то картинки к песням, обложки к альбомам – это Ваших рук дело?
П.Н.: Да-да. Это как раз та творческая часть, которую я оставляю себе. (Смеется)

Z: Многие творческие натуры в Киеве мечтают жить на Андреевском спуске. А где бы хотели жить Вы?
П.Н.: Я уже живу там, где мне нравится – в Москве. И я очень хочу, чтобы там становилось лучше, уютней, аккуратней и чище. Мне трудно воспринимать Москву объективно, потому что я здесь нахожусь все время. Я очень ревностно отношусь к сохранению архитектурного наследия города. И каждая потеря исторического здания – как по зубам. Больно. Поэтому в каждом интервью я стараюсь повторять, что очень важно, во что бы то ни стало ,сохранить наше историческое наследие, это наша культурная среда.

Z: А какое у Вас любимое место в Москве?
П.Н.: Все мои любимые места связаны с историческим центром. Например, въезд на Яузский бульвар – одно из самых красивых мест. Это начало Бульварного кольца.

Z: Многие подтвердят, что Петр Налич – талантливый интеллигентный парень. Подскажите, как в современном формате общения не убить в себе интеллигента?
П.Н.: Очень рад, конечно, что я создаю такое впечатление. (Смеется.) Наверное, быть построже к себе и поснисходительней к окружающим.

Z: Что для Вас – вкус жизни?
П.Н.: Жить так, чтобы было интересно. Z

Интервью: Юлия Найденко
Фото: Андрей Посонский

Top

Присоединяйтесь к Zefir.ua
в социальных сетях