Читайте на Zefir.ua

ВЕЩЬ В СЕБЕ

ВЕЩЬ В СЕБЕ

С чего начинается мода? С маленького черного платья, бабушкиного сундука, вешалки или, может, билета в Париж? В 1997 году неделя pret-a-porter первых модных сезонов по-украински начиналась с коллекции «Платье с вешалки» Виктора Анисимова. Три премии в номинации «Лучший дизайнер мужской одежды» Best Fashion Awards, создание одного из первых в стране масс-маркет бренда (Anisimov for (9,5) ALL PEOPLE STARS), международное фэшн-признание и изобретение формулы «единый дресс-код для всех» – вот итог 16-летних творческих трансформаций дизайнера. Универсальный гардероб Анисимова состоит из вещей, которые одинаково гармонично реализуются как в женском, так и в мужском образе. Этой осенью дружба и творческое партнерство Анисимова и Евгении Григорьевой, стильной мамы третьеклассника Никиты и первоклассницы Саши, переросли в рождение совместного детского бренда «ДВАЖДЫДВА» и создание школьной формы. В прошлом модном году маленький эксперимент в рамках Ukrainian Fashion Week – взрослые коллекции весна-лето ’2013 и осень-зима ’2013-2014, представленные детьми, закрепили за этим творческим союзом статус чудаков, которые никак не повзрослеют. Накануне 33-х модных сезонов ВИКТОР АНИСИМОВ и ЕВГЕНИЯ ГРИГОРЬЕВА рассказали, с чего начинались их универсальные трансформации.

ВЕЩЬ В СЕБЕ

Z: Все мы родом из детства. Вещи, которые Вы любите сегодня, тоже?
Виктор Анисимов: Для меня мода начиналась с «треников», кроссовок, растянутых маек – в детстве все это было близко к сердцу. А по праздникам родители наряжали меня, и я превращался в робота Вертера: шел в несгибаемых лакированных туфлях: я в одну сторону, а они в другую. Собирать себя в кучу – мне это знакомо. (Смеется.) Сейчас я люблю вещи на все случаи жизни – чтоб и на свадьбу, и на похороны. Я за универсальный гардероб. Я не разделяю людей на старых и молодых, женщин и мужчин, вменяемых и сумасшедших. Пообщайтесь с психом – Вам понадобится совсем мало времени, чтобы понять, что он такой же, как все. Так же и дети. Они самые обычные люди, только маленькие.
Евгения Григорьева: Я была «мальчиком»: шорты, штаны – чтобы было удобно лазить по деревьям и по заборам. Мой отец был военным и летал в командировки в Москву, откуда привозил одежду. Поэтому нам с братом удавалось прилично выглядеть. Помню, как выпрашивала у мамы пальто с идиотским плюшевым воротником, как у всех, а мне привезли супермодную итальянскую дубленку. Она была из натуральной овечьей шерсти и очень «кусалась». Помните кудряшку Сью, которая вся чесалась в колготках? Так и я. И все-таки я нашла способ от нее избавиться – острый гвоздь, на котором ее порвала, и удовлетворилась покупкой жлобского пальто. (Смеется.) В то время привить ребенку хороший вкус было непросто.

Z: Два сезона подряд сумасшедший гений Тим Бартон становился Вашим вдохновителем. Как дети понимают его черный юмор, и как они понимают Ваши вещи?
В.А.: По-разному: кому-то нравится, кому-то нет, кого-то родители привели, потому что так надо, а ему то тут жмет, то там, или мишку не того дали… Девочки, конечно, все уже совсем как настоящие модели – им нравится придумывать для себя образы, выполнять задачи режиссера-постановщика. А пацанам, в основном, по барабану: скажут строем ходить – ходят строем, объявят отбой – спят, как в армии. Меня, например, парня с улицы, было бы сложно оторвать от мяча и заставить какие-то моды показывать. Но раз уж взрослые воспринимают эту жизнь с юмором, то дети тем более, это во-первых, а во-вторых, мне кажется, всем пофиг. (Смеется.)

ВЕЩЬ В СЕБЕ

Z: Какой была реакция публики на то, что происходило на подиуме?
В.А.: Многим очень понравилось, тем более все пришли на показ мужской коллекции, и когда на подиум стали выходить дети, нужно было смотреть не на них, и даже не на вещи, которые они демонстрируют, а на зрителей. Никто не ожидал: дети – вау, круто! Это порвало сознание людей. Потом в кулуарах, возле нашей кофемашины Saeco Vienna, я даже «зацепил» парочку жарких споров типа: «Так ты не понял – это взрослые вещи на детях!» – «Нет! Детские. Просто классные». Безусловно, когда в рекламе задействованы дети, это всегда привлекает внимание, умиляет. На этом можно играть. Неважно, какие шмотки, детей выпустил – и все хлопают. Мы не идиоты, и все это отлично понимаем, но изначально у нас не было цели прикрыть свои недостатки детьми. К тому же один раз мы уже показывали на детях взрослые вещи, плюс бартоновские мотивы… Бартон – это тоже своего рода симбиоз: вроде бы он снимает мультфильмы, но при этом очень взрослые, они как будто про детей, но эти страшилки какие-то недетские. Все в мире неоднозначно. Поэтому, какая разница – шить на мальчиков, девочек, мужчин… Опять же, может быть, следующую свою коллекцию мы сделаем на старичков. По одной простой причине – для них, так же, как и для детей, сейчас никто не шьет. Я периодически вижу на бульваре Леси Украинки одну бабушку, которая одета так, что Marni нервно курит в сторонке. Она комбинирует принтованные вещи: надевает несколько длинных юбок одна на другую, кофточку, под кофточку – пиджачок, под него – рубашечку, какие-то смешные башмаки. Все это подобрано по цветам, по принтам. Она одета запредельно стильно, на три шага впереди Гальяно!

Z: У Вас есть любимые стильные старикашечки?
Е.Г.: Старикашечками их, конечно, не назовешь. (Смеется.) Потому что среди тех, кто светится в СМИ, даже 70-летние выглядят на 50. Если говорить о тех, кому за 50, это Тильда Суинтон – у нее есть свой стиль. Анна Винтур, хотя работа у нее такая, конечно, приходится соответствовать. А вот Анна Делло Руссо – нет. Здесь тот случай, когда все в отдельности хорошо, а вместе не работает: и подобрана каждая вещь, и стиль есть, и аксессуары – но это все over. Из мужчин, пожалуй, никого не назову, по-моему, все они одеты одинаково – в классику.
В.А.: Когда тебе 30 лет и ты выглядишь очень стильно, как люди, одетые в мой любимый Comme des Garсons (в многослойные летящие штуки, трикотаж, смешные башмаки, сумки, очки, перчатки), то все это воспринимают как должное. Но! Если точно так же одеть ребенка, то это на порядок усилит впечатление от того самого костюма. Все тут же воскликнут: «Какая стильная девочка, как по-взрослому и как круто она одета!» Такой же эффект произведет не девочка, а какая-нибудь сухонькая бабушка.

ВЕЩЬ В СЕБЕ

Z: Этой осенью сотни украинских детей пошли в школу в новой школьной форме бренда «2х2=4»… Ребята за школьной партой и ребята со двора – насколько это разные миры?
В. А.: Я понял: чтобы выглядеть элегантно, нужно научиться носить классический костюм как спортивный. Если внушить себе, что на тебе не пиджак, рубашка и галстук – все будет гармонично. Ткани, резинки, кулиски – есть множество приспособлений, которые помогают сделать вещь уютнее. Наши брюки могут выглядеть как спортивные штаны, но если добавить к ним ремешок и шлевки, они приобретут классический вид. Куртки, рубашки, футболки – все это также симбиоз спорта и классики. В новой коллекции мы как раз и пытались объединить школу и улицу, создать вещи, в которых можно плавать, ходить в школу, играть в футбол… Потому что мне, например, как и всем в то время, покупали ботинки сразу на два сезона – на вырост. Идешь в них из школы домой, а во дворе пацаны играют кирпичом в футбол. Как тут пройдешь мимо?! (Смеется.) Приходишь после этого увлекательнейшего занятия домой в ошметках, и сразу получаешь в глаз от мамы.
Е.Г.: В прошлом сезоне у нас вышла смешная история с парнем, который на показе выходил последним. Позвонила его мама с вопросом: можно ли купить туфли, которые были на показе на детях? Мы шили их специально для показа, ровно по количеству моделей, и не планировали продавать, но факт давнего знакомства и желания парня сработали – туфли оказались у страждущего. Спустя какое-то время мы встречаемся, и она с трагическим лицом сообщает мне: «Арсений не носит туфли!» Когда я уже была готова расстроиться, выплыла причина – ему их жалко носить, он ходил в них от дома до школы, а в школе переобувался, чтобы «не убить». Вот это признание. Для нас самое главное, чтобы люди, неважно дети или взрослые, носили нашу одежду с удовольствием. Есть даже такое выражение – happy to wear.

ВЕЩЬ В СЕБЕ

Z: Одежда должна быть не только стильной, а и прочной, особенно, если она для детей. Как Вы подбираете ткани?
В.А.: Это всегда сложная история, особенно в нашей стране, когда ни такого ассортимента, ни цен, как за рубежом, нет. Но, тем не менее, есть компании, которым мы доверяем и много лет являемся их клиентами. Покупаем ту ткань, которая нужна конкретно под придуманную модель. Если нам нужен шелк – берем шелк, если хлопок – хлопок. В первую очередь мы ориентируемся на то, чтобы ткани были максимально натуральными, держали форму, не садились при стирке и в них было комфортно. К примеру, мне нравится 100% кашемир, он весь такой офигенный к телу, такой замечательный, но после первой стирки он умирает. При этом, если добавить ненатуральную нить, он будет не только приятным, а и функциональным. При подборе тканей нужно убивать сразу нескольких зайцев. Вещь должна быть ноской (дети в буквальном смысле убивают одежду), не должна «кошлатиться» и садиться при многократных стирках…

ВЕЩЬ В СЕБЕ

Z: А какие ткани любите Вы? И нравятся ли Вам вещи, которые сейчас составляют гардероб Вашей дочери?
Е.Г.: Я веду активный образ жизни, и одеться утром так, чтобы к вечеру выглядеть прилично, нужно иногда постараться. Прежде всего, я ценю комфорт, чтобы я могла свободно передвигаться. Сейчас в основном ношу платья, а джинсы, которые так любила раньше, надеваю лишь изредка. Ткани люблю разные, но в тройке лидеров все вариации трикотажа. Моя дочь – вот кто действительно любит наряжаться. Она настоящая девочка: юбки, платья – это ее. К моей несказанной радости мы уже прошли период, когда ей нравилось все розовое и желательно со стразами. Она стала требовательнее относиться к своему внешнему виду, и сейчас, когда выходит из дома без меня и я потом забираю ее с занятий, я ею горжусь. Она может сама очень круто одеться, ей прекрасно удается комбинировать пиджак, джинсы, кеды, выбрать под это все футболку и шарфик. Но пока у нас «рулят» платья. Если бы можно еще и каблуки к этому надеть, было бы вообще замечательно! Ну и, конечно, ее любимая фишка – одеться «как мама». Это и натолкнуло нас на создание одинаковых моделей для взрослых и детей: и полное повторение, и просто одежда в одном стиле. 9 октября в рамках UFW мы это обязательно покажем.

ВЕЩЬ В СЕБЕ

Z: Что для Вас вкус жизни?
Е.Г.: У меня ассоциативная память – я чувствую, помню, живу через запахи – каждый во что-то меня погружает. Вкус жизни… Может быть и банально, но я очень люблю хорошо поесть – вкусно и правильно, и если у меня нет возможности это сделать, я могу проходить голодная день или два, но все-таки поесть так, как хочу, и там, где хочу. Вкус жизни – это когда приползаешь вечером и на тебя обрушивается запах дома, а в нем дети. Когда вдруг после недельной «дождевой комы», как выразился мой друг Рыбик, появляется солнце. Когда чувствуешь поддержку друзей, когда любовь, когда хорошая музыка, когда есть опора, когда делаешь то, что любишь. Вкус жизни – это все, что дает силы. Думаю, я счастливая.
В.А.: Я когда-то давным-давно занимался спортом – плавал, бегал, но вот уже много лет весь спорт для меня заключается в том, что четыре раза в неделю я бегаю на футбольном поле за мячиком. Недавно мне показалось, что этого мало, и я решил еще бегать в парке КПИ. А когда ты давно чего-то не делал, заставить себя непросто. И вот я принес какие-то шорты, кроссовки, поставил все, сел и сижу. Лия (супруга) спрашивает: «Что такое?» – «Впадло мне идти бегать». – «Так не иди». – «Как не иди?!». В том-то и смысл – получать удовольствие от того, что делаешь то, чего тебе не хочется делать. В этой парадоксальности и заключен вкус жизни. Как у Довлатова: «Хорошо идти в гости, когда зовут. Ужасно, когда не зовут. Однако лучше всего, когда зовут, а ты не идешь». Правда? Z

Интервью: Юлия Бойко
Фото: Влад Довгопол

Top

Присоединяйтесь к Zefir.ua
в социальных сетях