Читайте на Zefir.ua

Из снежной страны

Из снежной страны

Впервые они приехали в Киев 10 лет назад. Весной. Цвели каштаны. Они много гуляли по паркам, заглянули в музей Булгакова и даже сняли в украинской столице клип на песню Colder. Группа Brainstorm – это не только единственный латвийский музыкальный коллектив, популярный во всем мире, а еще и настоящие друзья – Ренарс Кауперс, Янис Юбалтс, Каспарс Рога и Марис Михельсонс играют вместе со школы. Этим летом парни стали первой рок-группой из постсоветского пространства, приглашенной на легендарный фестиваль Гластонбери. Также группа записала альбом-трилогию на латышском, английском и русском языках – Vel Viena Klusa Daba, Another Still Life и «Чайки на крыше» – и сейчас пересекает все пять континентов в большом туре в его поддержку. В ноябре Brainstorm выступит в четырех украинских городах, а уже совсем скоро отметит 25-летие. Хотя, такое чувство, что эти ребята были с нами всегда.

Из снежной страны

Z: Англоязычная публика узнала Brainstorm благодаря участию группы в конкурсе «Евровидение». А как и с кем вы завоевали русскоязычную аудиторию?
Ренарс Кауперс: Ответ на этот вопрос кроется в далеком 1998 году, когда у группы «Мумий Тролль» была своя компания звукозаписи в Москве и они собирались записывать на «Утекай рекордс» сборник «У1» с музыкантами из бывших стран СНГ. Илья позвонил и сказал, мол, было бы здорово включить в этот альбом и Brainstorm: «У вас есть какая-то песня на русском?». Тогда у нас не было такой песни, но мы решили попробовать и спели на русском свой лучший латвийский хит. Сборник вышел, но композиция «Самолеты» так и не приобрела популярность. Такими стали наши первые шаги навстречу русскоязычной аудитории. А потом уже были «Скользкие улицы» вместе с «Би-2», дружба с Мишей Козыревым, «Квартетом И» и еще многими талантливыми творческими людьми. Давали концерты в клубах и базах отдыха на берегах Азовского и Черного моря. Особенно сильно нам запомнилось выступление на базе отдыха «Азовская дружба«. Постепенно это и помогло нам войти на российский рынок уже не просто в качестве иностранной группы, а даже немного своей. Как-то на одном из мероприятий ведущий назвал Brainstorm «наши иностранцы». (Смеется.) Сейчас у нас много концертов как в России, так и в Украине, где мы исполняем песни на английском и даже иногда на латышском, но петь на том языке, который понимает публика в данной стране, все-таки очень приятно.

Z: Чем «Чайки на крыше» отличаются от Another Still Life и Vel Viena Klusa Daba?
Ренарс: Там есть два бонус-трека – «Гори-гори ясно» и «Рамочка», плюс другая аранжировка песни «Мы из снежной страны».

Z: Одна история про альбом.
Каспарс Рога: Для создания альбома группа разделилась на две команды, чтобы составить друг другу внутреннюю творческую конкуренцию в Brainstorm. В первую вошли Ренарс, Марис и Янис, а во вторую – Ингарс (сессионный музыкант, гитара. – прим. ред.) и я. Мы брали одну идею, и каждая из команд создавала из этого свою версию песни. Побеждала лучшая версия, а из второй мы отбирали все самое лучшее и совмещали с первой. Единственным членом жюри был наш продюсер Дэвид Фильд, за ним было последнее слово. По-моему, очень интересная творческая мысль, не в новинку, наверное, в мире, но для нас это было впервые, и очень хорошо сработало. Между прочим, Дэвид здорово помог нам с этим альбомом, он вложил в него много усилий, он также является автором и соавтором многих композиций.
Янис Юбалтс (Мэджик): А я впервые в жизни побывал в Национальном художественном музее Латвии! Дэвид дал нам задание придумать красивые названия к песням – сказал, что мы должны отыскать в интернете или в музеях картины, которые нам понравятся, и прочитать под ними подписи. Что-то вроде «Девочка с белой собачкой гуляет по парку». И мы пошли кто куда. (Смеется.) Мне безумно понравились картины современных художников и старых мастеров, которые я там увидел. Про другие альбомы Brainstorm я не могу вспомнить подобных историй!
Марис Михельсонс: Вообще запись альбома это особенный период для коллектива, время эмоционального и творческого подъема – все счастливы, дружны и очень рады друг другу.

Из снежной страны

Z: В Латвии вас называют ансамблем из песочницы… А кого вы могли бы назвать настоящей музыкальной бандой?
Каспарс: Наши любимые группы советских времен – U2 и Depeche Mode – они точно банда. Из молодых команд нам нравится The Killers. Ну и, конечно же, коллектив Валерия Леонтьева. (Смеется.)

Z: Вы верите, что способны изменить мир своим творчеством. Кто изменил вас?
Ренарс: Мои родители, родственники, друзья, школьные и университетские учителя, воспитатели детского сада… Причем именно детский сад является как бы основой – очень важно, как нас там учат и что мы делаем – какой фундамент заложишь, с таким и жить всю жизнь. Но есть еще четыре человека, которых я особенно хочу отметить: это Мать Тереза – она учит меня быть человеком мира, мой друг и духовный наставник, который учит меня быть хорошим христианином, экс-президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга помогает мне стать хорошим гражданином, а моя супруга Агнесс – хорошим мужчиной. Думаю, что любой человек, занимающийся любимым делом, которое у него получается, способен изменить мир и доставить радость и пользу другим. Например, кто-то хорошо чинит туфли, и куда мы без него? Никуда!
Марис: И без друзей никуда. Большая половина нашей жизни – это группа Brainstorm и общение друг с другом. Люди, с которыми ты проводишь почти все свое время, здорово влияют на то, каким человеком ты станешь.
Мэджик: Если бы меня спросили, хотел ли я изменить что-нибудь в своей жизни, я бы ответил нет. Я все оставил бы как есть – музыку, радость и друзей, с которыми я вот уже много лет, как говорится, гуляю по свету.

Z: Много лет назад, когда группа Brainstorm еще не была такой богатой, вам можно было спокойно давать в долг – Ренарс говорил, что вы честные. А теперь?
Мэджик: Думаю, с тех пор ничего не изменилось, и нашим словам по-прежнему можно верить. Мне можно одалживать деньги – я точно отдам. (Смеется.) Честность – самая важная вещь в отношениях между друзьями, а если ты начинаешь мухлевать и больше думать о своей пользе, рано или поздно все разрушится. Потому что все настоящее живет, а ненастоящее разваливается.

Z: Помните свое самое эмоциональное выступление?
Каспарс: «Евровидение», концерт в родной Латвии перед 45 тысячами человек, выступление на разогреве группы Rolling Stones. Осознание таких моментов, как правило, приходит после, а во время того, как все происходит, не всегда можно ощутить весь восторг. Только потом понимаешь, что произошло. В английском языке есть одно подходящее слово – excitement.
Мэджик: Когда мы собрали свой первый стадион, президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга позвонила с предложением выступить с речью перед концертом. Это был очень спонтанный, неожиданный ход. Она приехала, поздравила Ренарса, который в тот день как раз отмечал свой день рождения, и сказала несколько слов. Мы же в тот момент просто не знали, что делать – как себя вести, как правильно подняться на сцену – думали, что у нас проблемы с этикетом. Все оказалось намного проще, и переживали мы напрасно. Когда она приехала на выступление Brainstorm во второй раз, то мы даже спели вместе с ней песню.

Z: В день вашего совместного выступления с Миком Джаггером он праздновал день рождения, и вы подарили ему саксофон. Разве он играет на саксофоне?
Каспарс: Нет. (Смеется.) Но когда мы стали размышлять над тем, что подарить Джаггеру, у которого все есть, решили – пусть это будет веселый подарок. Это был особенный саксофон, антикварный. Перед тем, как он попал к Мику, его презентовали Мэджику, который и согласился его передарить.

Из снежной страны

Z: Вы, как и многие любите сказки с хорошим концом, считаете, что истории все равно интереснее, чем философия. Почему?
Ренарс: Потому что лично мне, например, философия не очень близка, и я уже на первом курсе университета говорил: почему нужно тратить так много времени, чтобы, в конце концов, сойтись на том, что у палки два конца. Но я понимаю философию. Я, как и многие, иногда люблю пофилософствовать, но когда люди углубляются в какие-то темы настолько, что становится непонятно, о чем вообще идет речь, это уже не мое. Посмотрите на детей – у них все очень просто, все по полочкам, а взрослые порой так умничают, что теряют фундаментальные вещи. Конечно, философы могут все опровергнуть. Но все не нужно опровергать! Трава зеленая, море синее – пусть так и будет.

Z: В песнях вам удается сказать просто о сложном? И в каких?
Ренарс: Думаю, в тех, которые стали самыми известными песнями группы Brainstorm – Maybe, Colder… Вот мы выезжаем куда-нибудь из Москвы или Питера в глубинку России выступать в сравнительно небольшом клубе в маленьком городке, и там всегда есть наши фанаты, которые знают все наши песни и весь концерт поют вместе с нами под сценой. Но когда мы начинаем играть «Ветер», видим, как встают и поворачиваются люди у самой дальней стойки бара. Они там сидели, просто беседовали, и вдруг оказалось, что эта песня для них важна. Слава Сергею Тимофееву, который написал для нас такой красивый музыкальный поэтичный рассказ – его поют от первой до последней строчки. Песни, которые могут понять и прочувствовать люди, становятся хитами.
Марис: Были случаи, когда мы уже спели какую-то песню, а публика начинала петь ее сначала. Так здорово, когда огромный хор поет долго-долго одну композицию!
Каспарс: Чтобы люди полюбили песню, должны совпасть многие обстоятельства: важно как звучит голос, насколько «дружат» между собой музыкальные инструменты. Когда у песни есть душа – это хит. Но душу невозможно предугадать… Ренарс: Вчера мы играли один корпоратив. Обычно на таких мероприятиях мы просим людей написать список песен, которые они хотели бы услышать, чтобы не было недоразумений, и неожиданно для себя обнаружили в этом списке Under My Wing, одну из наших первых песен на английском. Мы почему-то решили, что она оказалась там случайно, чтобы просто «разбавить» хиты – сыграли концерт без нее и уже сходили со сцены, как к нам подошел человек. Нужно было видеть, как он был счастлив, когда ее услышал, он знал слова, а песне, между прочим, уже больше 17 лет! После выступления мы с ним беседовали, и выяснилось, что много лет назад эта композиция настолько его затронула, что буквально стала гимном его жизни. Все, что он сделал в жизни, он сделал благодаря Under My Wing – начал заниматься машиностроительным бизнесом и стал очень успешным предпринимателем в Краснодарском крае. Мы были поражены! Потому что порой даже не вспомнишь, как появилась песня, ты просто сидел, наигрывал что-то на гитаре, потом сочинил слова, а выясняется, что для кого-то она может стать стимулом и изменить жизнь. Как же это здорово!

Z: Сами никому песен не заказывали?
Ренарс: Было дело. Подойдешь к диджею: «А можно Gorillaz сыграть или что-то такое?» – «Да-да, конечно». (Смеется.) Давно, когда еще ходил по клубам.

Z: А когда вы в последний раз были на крыше?
Марис: На крыше?! Года полтора назад – ее ремонтировали, и я полез посмотреть, как это выглядит. Все было ужасно неромантично.
Мэджик: А у меня текла крыша гаража. (Смеется.) Лил дождь, и я забрался туда, чтобы поменять шифер. Буквально неделю назад.
Ренарс: А вообще мы понимаем, что мы очень счастливые ребята, потому что можем делать то, что любим: сочинять и записывать музыку, много путешествовать, открывать для себя новые места и людей, проводить время с друзьями и лазить по крышам. Z

Интервью: Юлия Бойко
Фото: Пресс-служба Brainstorm

Top

Присоединяйтесь к Zefir.ua
в социальных сетях