Читайте на Zefir.ua

Хит-КОНТРОЛЬ

Хит-КОНТРОЛЬ

Группа НЕАНГЕЛЫ сейчас на пике популярности и формы – их песня «Роман» на вершине музыкальных топов, свежий альбом состоит только из хитов,
а в числе поклонников их таланта сам Александр Бард, шведский философ и музыкант, участник Army of Lovers. Ольга Горбачева в уходящем году выпустила четыре сингла в рамках уникального авторского цикла «Жизнь замечательных мужчин», став еще более счастливой и откровенной. Трек «Мы
будем вместе» Ирины Билык обошел революционный Gangnam Style в первой десятке наиболее популярных мобильных рингтонов в России. В марте – релиз нового альбома группы NIKITA… Похоже, у ЮРИЯ НИКИТИНА, одного из лучших продюсеров и генерального директора компании mamamusic, дела как всегда отлично.

Хит-КОНТРОЛЬ

Z: Юрий, в Украине многие называют Вас продюсером, что не совсем верно…
Юрий Никитин: В зависимости от того, в каком контексте идет разговор. По западным аналогам, человека, управляющего процессом вокруг артиста (у нас – продюсер кино), называют артист-менеджером, талант-менеджером либо бизнес-менеджером – он ищет деньги, управляет бюджетами, подписывает договора со студиями, клипмейкерами, а также занимается продвижением артиста и его музыки. А продюсер работает с артистом в студии. Фактически с одними из артистов я выступаю больше как бизнес-менеджер, с другими – больше как продюсер, работаю и в студии, и занимаюсь администрированием.

Z: С чего у Вас обычно начинаются отношения с артистом?
Ю.Н.: С длительных разговоров. Артист должен не просто быть талантливым и сам писать. Главный фактор для меня – это комфорт в общении – между нами должен установиться тесный доверительный контакт. Он может быть мегаталантлив, с гигантским потенциалом, но если он неадекватен и мы не можем договориться, или не подходим друг другу по человеческим качествам, я не стану с ним работать – для меня в этом нет перспективы.

Z: Вам комфортнее с исполнителями, которые целиком могут положиться на Вас, или с теми, которые имеют собственные идеи?
Ю.Н.: Всегда хорошо, когда артист имеет свои идеи, поскольку для того, чтобы стать успешным, важна абсолютная органика между тем, что ты чувствуешь и что делаешь. Грубо говоря, если он поет о неразделенной любви, он должен испытывать неразделенную любовь, а если о радости – радость. Поэтому идеальная ситуация, когда артист что-то предлагает, а я имею возможность отстраниться, посмотреть на него глазами обывателя, сказать, к примеру: да, мне как зрителю это нравится, меня это трогает, или наоборот. Еще (открою маленький секрет) много музыки мы тестируем с командой mamamusic – собираемся всем коллективом (около двадцати человек), слушаем треки, и каждый высказывает свое мнение, начиная от финансового директора и заканчивая менеджером ресепшена. Одному не нравится, что в песне звучит грубое слово, другому, что слишком часто играет большой барабан… Находясь в огромном потоке создания музыки, можно просто не замечать многих вещей – глаз замыливается, поэтому мне интересно мнение каждого.

Z: Какова разница между вещами, созданными творческим человеком в моменты влюбленности и счастья, и тогда, когда все складывается не так удачно?
Ю.Н.: Огромная. Сегодня как раз говорили об этом с замечательным автором Юрием Лемчуком. Он пишет для Билык, НЕАНГЕЛОВ и Оли Горбачевой. Лично для меня авторы всегда были сверхлюдьми, совершенно особыми и необычными, в которых частица божья наибольшим образом проявлена и раскрыта. Мы включили Юрину песню, и я говорю ему, слушай, какая крутая! А он мне: «Ты разве не помнишь, месяц назад я ее тебе показывал? Тогда ты не сказал ни да, ни нет. Я ждал, вот решил снова тебе напомнить». Когда его сердце радуется, он пишет радостную музыку, но эмоциональный план в той же мере влияет и на восприятие артиста и продюсера, на то, сможет ли он услышать в этой музыке шедевр. Я действительно забыл. Тогда я находился в таком состоянии, что не мог различить… Обычно в таких случаях я просто откладываю трек на время. Эмоции влияют на всех.

Хит-КОНТРОЛЬ

Z: Сегодня Юра Лемчук пил кофе на Вашей кухне, и на мой вопрос, не обижают ли его здесь, ответил: «Уважают». Я о гонорарной системе.
Ю.Н.: Гонорары, особенно в музыкальном бизнесе, вещь весьма относительная, как, собственно, и деньги сами по себе. Понять большая сумма или маленькая, возможно только в соотношении с чем-то. Если твою музыку не покупают и ты никому не нужен, то песня, купленная за десять тысяч, это дорого, и дешево, если исполнив ее, ты собираешь стадионы. Обратите внимание, сегодня все пишут песни, поют их, сочиняют тексты и записывают музыку, снимают и транслируют видеоклипы, но очень немногие, по большому счету, кому-то интересны. Самый распространенный путь в шоу-бизнесе – так называемый ложный путь, когда создается продукт, не представляющий ценности. Мне часто говорят, мол, быть продюсером – это так просто – автор написал песню, артист ее спел, радио и телеканалы взяли в ротацию, а какова твоя роль? Так вот, работа продюсера заключается в том, чтобы определить, какая песня будет работать, а какая – нет. Говоря откровенно, у меня вообще не очень простая задача, так как я вынужден совмещать в себе творческое начало человека, причастного к производству продукта – музыки, и в то же время оставаться рассудительным и системным, как бизнесмен. Независимо от того, какое у меня настроение, каждое утро я на работе. Пытаюсь зарабатывать деньги на музыке, выстраивая систему из хаоса. (Смеется.)

Собакино

Z: Как удержать артиста?
Ю.Н.: Любовью, уважением, пониманием – правильным отношением. Сотрудничество – акт добровольный, во всяком случае для меня.

Z: Когда уходит артист, это, наверное, нелегко?
Ю.Н.: Честно говоря, по своей воле от нас не ушел ни один артист… Это всегда были очень сложные моменты, но обоюдные. Я сторонник того, что если между людьми происходит какой-то разлад, они должны садиться и разговаривать. Хорошо, когда тебе говорят: «Ты плохой продюсер, я больше не хочу с тобой работать», и на вопрос: «Что именно тебе кажется неправильным с моей стороны?» отвечают так же честно и прямо. Но у меня таких разговоров никогда не было. Во-первых, потому что мы всегда делали свою работу хорошо, а подобные разговоры, как правило, велись за моей спиной. Поэтому, расставаясь с артистом, я просто объяснял ему, почему мне больше не интересно с ним работать. Раньше, когда из моей компании уходил человек, я жутко расстраивался! Не мог понять, как же так, ты потратил на него столько времени, вложил душу! А потом осознал одну вещь – на все есть свое время, и если от тебя уходят – ваше время вместе истекло. Вы больше не можете быть друг другу полезны, все, что от тебя было нужно на определенном уровне, уже взяли – глупо пытаться продолжать говорить о высоких материях дальше, о приоритетах. Девушки-артистки – это, пожалуй, самая сложная категория. Потому что, с точки зрения отношения к их персоне мужчин, девушка, идущая по улице, и девушка, поющая песню с экрана телевизора, это разные вещи. Первая – просто хорошая девушка, а вторая – звезда, быть с которой престижно! Поэтому для многих артисток телевизор и сцена превратились в витрину магазина, где они себя, грубо говоря, продают, повышают престиж. Не раз наблюдал, как человек меняется на глазах: вот он хочет, поет, вот старается, а вот у него появляется сумка Луи Витон, машина – и он уже другой. Я потому и разговариваю с артистом так долго – чтобы понять, какие у него истинные приоритеты. К сожалению, в приоритете у многих женщин оказывается именно сумка, машина, квартира и правильные женихи.

Хит-КОНТРОЛЬ

Z: Вы разве с такими работаете?
Ю.Н.: Нет. Но не раз имел дело с такими артистами. Это ни хорошо и ни плохо. Просто не мой вариант. Поэтому так важно понять, что истинно. Времена ведь бывают разные – простые и сложные, когда много работы или ее нет совсем, и тогда, по большому счету, артиста держит исключительно его внутренняя мотивация. Если он замотивирован на деньги – все, ничего не выйдет, он сломается на первых же деньгах или их отсутствии, но если он хочет дарить людям радость и счастье – из него будет толк: ни большие деньги, ни трудности его не изменят.

Z: И все-таки в mamamusic мужчины не в большинстве.
Ю.Н.: Просто так складывалось, что среди творческих людей, которых я встречал на своем пути, и с которыми мне было интересно работать, женщин оказывалось больше, чем мужчин. Но я никогда не делил артистов по половому признаку и ни с кем не сотрудничал ради денег, не имея интереса. В равной степени я увлечен каждым, с кем работаю.

Z: Как Вы относитесь к деньгам?
Ю.Н.: Спокойно. Я люблю, когда они есть, но для меня деньги – средство достижения цели, а не сама цель, возможность продвинуться на других рынках, сделать крутое видео, хороший концерт…

Z: Что из приобретенного за деньги имеет для Вас особую ценность?
Ю.Н.: Песни. В основном мы покупаем их за деньги. На Западе, правда, сложилась немножко другая история. Когда Александр Бард, солист группы Army of Lovers, шведский продюсер и музыкант, подарил НЕАНГЕЛАМ песню, для меня это стало приятной неожиданностью.

Z: А что со своей стороны можете подарить Вы?
Ю.Н.: Свое время. Это одна из самых больших ценностей, которыми я располагаю и которую могу подарить. Всегда стараюсь уделять время творческим и симпатичным мне людям, обращающимся за советом – что-то им подсказать, объяснить и помочь.

Z: Какие свои решения Вы считаете важными, в каком-то смысле судьбоносными?
Ю.Н.: Было пару… Но они не касаются моей работы, это решения личного характера, поэтому мне не очень хотелось бы о них распространяться. А что касается характера моего бизнеса, то он как раз требует ежеминутного принятия решений.

Z: Совсем недавно все обсуждали вашу с Олей помолвку… В шоу-бизнесе есть мода компенсировать неимение творческих информационных поводов новостями личного свойства. Многих можно понять, но Вам-то зачем это понадобилось?
Ю.Н.: Я достаточно скрытный человек, всегда держал свою личную жизнь вдалеке от прессы и никогда не представал перед публикой в таком ракурсе. В этот раз я просто решил поступить не так как всегда. Все было искренне. (Смеется.) Меня никто не заставлял. Мне захотелось именно такой помолвки, во-первых, для себя, а во-вторых, ради Оли – она как никто другой заслуживает самого лучшего. Я очень рад и счастлив, что рядом со мной такая женщина. А то, что это могло выглядеть как пиар… Смотря как к этому относиться. Если честно, то любой абсолютно нормальный человеческий поступок можно расценивать в том числе как рекламный ход, даже рождение ребенка.

Z: Я, между прочим, слышала, что имя компании mamamusic связано именно с этим событием.
Ю.Н.: На самом деле название появилось одновременно сразу из трех направлений. В моей голове оно возникло в связи с моей мамой. Для меня мама, думаю, как и для каждого из нас, человек самый близкий, она опекает ребенка, пока тот не станет на ноги, ее имя всегда будет связано с заботой. По сути, менеджмент талантов – тоже забота – теплые доверительные отношения, поддержка в сложные моменты, все это очень сродни с философией mamamusic. Поэтому, размышляя над тем, чем я больше всего хочу заниматься в жизни, понимание, как и сама аллегория, сформировалось в мыслях о маме. В это самое время Ира Билык, будучи беременной, вдруг предложила мне примерно то же – mamamusic, или просто mama, точно уже не помню.
И Оля Горбачева…

Z: А Оля почему?
Ю.Н.: Даже не знаю. Мы с Олей как раз только познакомились, и все как-то совпало, само собой выстроилось. Вот я и решил, что, наверное, нужно назвать компанию именно так.

Z: Что для Вас вкус жизни?
Ю.Н.: Для меня вкус жизни – это прежде всего моя семья, это время, которое я провожу с Олей и Полиной, это видеть, как растет и меняется моя дочь. При этом я стараюсь постоянно развиваться и работаю над собой, всегда познаю то новое, что близко мне по духу. Несмотря на то, что я много времени провожу на работе, мой бизнес заключается в том, что мы дарим эмоции, поэтому я всегда стараюсь усиливать команду и развивать новые направления и новые территории, чтобы компания mamamusic с каждым годом становилась все успешнее. В этом и есть вкус жизни для меня. Z

Интервью: Юлия Бойко
Фото: Андрей Деменюк

Top

Присоединяйтесь к Zefir.ua
в социальных сетях