Читайте на Zefir.ua

Маэстро цыганского панка

Маэстро цыганского панка

В городе Горький в 60-х годах прошлого века жил одаренный мальчик Сережа, который учился игре на скрипке и любил читать советские сказки. Спустя 30 лет скрипач и композитор СЕРГЕЙ РЯБЦЕВ иммигрировал из России в США в поисках работы и лучшей жизни. Вначале судьба не была к нему благосклонной. Сергей прошел все круги эмигрантского ада. Но в итоге он все-таки поймал свою американскую мечту и получил любимую работу и признание. Сегодня Сергей Рябцев второй (после лидера Евгения Гудзя) человек в интернациональном gypsy-punk коллективе Gogol Bordello.
Но творчество Рябцева не замыкается на одной лишь группе. Выросший на советских детских фильмах, сегодня Сергей сам участвует в создании кино. Недавно композитор написал музыку к украинской картине «Трубач», о чем поведал «Zефиру» в остроумном интервью.

Маэстро цыганского панка

Z: Насколько музыка к фильму «Трубач» соотносится с тем, что Вы создаете и играете в составе Gogol Bordello? Как Вы попали в кинематограф?
Сергей Рябцев: В том-то и дело, что никак не соотносится. Любая попытка хоть как-то соотнести мою работу в группе с работой в кино обречена на полный провал. Я и сам не знаю, как оказался в таком совершенно не своем жанре, как детское кино. Здесь меня постоянно тянет похулиганить. Иногда по отношению к детскому кино я веду себя очень безответственно, но каждый раз мне в последний момент удается вкрутить в свои воспаленные мозги шурупы благопристойности. Тем не менее, я чувствую, что в любой момент могу снова сорваться и взбрыкнуть. Так что, думаю, я попал в кинематограф
по ошибке. (Смеется.)

Z: На что вы опирались, создавая музыку к фильму «Трубач»?
С.Р.: Только на здравый смысл и железную логику.

Z: «Я вас, дiтки, навчу музику любить» (цитата из фильма «Трубач». – Прим. ред.). А как на самом деле научить детей любить музыку?
С.Р.: Ну, уж точно не такими гестаповскими методами, как Гамкало. Даже если бы музыку можно было налить в тазик и при каждом удобном случае тыкать в него детские мордочки – все равно ничего хорошего не получилось бы. Только лаской. И никогда «против шерсти».

Z: Ваш любимый детский фильм? Мюзикл? Почему?
С.Р.: Любимых детских фильмов много: «Айболит 66», «Город мастеров», «Три толстяка»… Смотрю их на протяжении всей своей жизни и просто балдею. Из детских мюзиклов мне нравится английский фильм «Оливер». Это классика. Что касается мюзиклов для взрослых, то я очень люблю «Гроши с неба» со Стивом Мартином. Тем, кто его не видел, очень рекомендую посмотреть, не пожалеете. Когда я смотрю все эти картины, то получаю такой кайф, что никакие дополнительные стимуляторы (я имею в виду попкорн и кока-колу, конечно) мне уже не нужны. Хотя иногда я не прочь оттянуться.

Z: Ваша любимая детская книга?
С.Р.: «Шел по городу волшебник» Юрия Томина – зачитал ее в детстве до дыр. Настольная книга. Пробовал найти коробок с волшебными спичками, и если бы нашел, то мало бы всем не показалось. Я всегда знал, что в моей жизни произойдет что-то удивительное. Коробка я не нашел, зато нашел великолепную жену, близких друзей, профессию. Разве это не чудо? Так что всем советую эту книгу прочитать – работает безотказно.

Z: Иногда, когда мы вспоминаем старые кинофильмы, у нас в голове сначала возникает мелодия, а ужe потом образы актеров и диалоги. Например, знаменитая мелодия Морриконе в картине «Профессионал» с Бельмондо. Какое место занимает музыка в современном кино?
С.Р.: Я бы переиначил вопрос так: какое место занимает кино в современной музыке? Должен сказать, что большое. Кроме фильма Профессионал», где тема Chi Mai звучит раз 15, она прозвучала еще как минимум в двух фильмах, в нескольких сериалах и в огромном количестве рекламы. Так что, если бы Эннио Морриконе ничего больше не написал (ни дай Бог, конечно), все равно как минимум четыре раза в год он бы мог отдыхать на Лазурном берегу. Благо, ему туда как раз рукой подать.

Маэстро цыганского панка

Z: Как Gogol Bordello удалось завоевать западного слушателя? Благодаря экзотическим для Запада фолк-мотивам, бешеному темпераменту, артистизму
или чему-то еще?

С.Р.: Все, что вы перечислили, совершенно не главное! А в чем наш секрет, я вот уже 13 лет сам не могу раскусить! Иногда даже спать не могу из-за этого. Недавно прошла информация, что Евгений Гудзь держит наш секрет в сундучке, который хранит под своей кроватью. А кровать он недавно перевез в свою новую квартиру в Кожухово! Так что теперь туда не так просто добраться. И сейчас я думаю, какой же мне придумать план, чтобы тот сундучок оттуда выкурить. Вы не подскажете? (Смеется.)

Z: Музыку Gogol Bordello чаще всего характеризуют как gypsy-punk (цыганский панк). А как относятся к вашему творчеству простые цыгане и цыганские музыканты?
С.Р.: Простые цыгане относятся к нашему творчеству с большим пониманием. Не надо забывать, что панки в цыганской среде не редкость. Они тоже любят оторваться по полной. Им даже инструменты не нужны, такие коленца выкидывают, что просто душа радуется. Нас с ними это очень роднит. И отзывы всегда самые благоприятные.

Z: Довелось ли Вам изведать все прелести эмиграции в начальный период – незнание языка, низкооплачиваемая работа, недостаток общения, или Вам удалось быстро адаптироваться в новой стране?
С.Р.: Вот сейчас Вы меня взяли просто за живое. Ах, если бы я Вам перечислил все места, где мне приходилось бывать в поисках заработка, то Вы бы мне просто не поверили! Я играл на улицах и железнодорожных вокзалах, в публичных домах и воровских притонах, в бассейнах и банях, во дворцах и подвалах. Я провожал в последний путь и на пожизненное заключение. Играл звездам кино и бродягам в переулках, боссам итальянской мафии и иранским принцессам… Какой уж тут язык!? Даже знание языка не спасает от ответственности. Тут, как говорил Мамонов, в живых бы остаться. И если я всего за каких-то лет 5-6 лет все же адаптировался, то только благодаря природной наглости и старой солдатской смекалке.

Z: Как Вы познакомились с Евгением Гудзем и попали в состав Gogol Bordello?
С.Р.: Сидел я как-то на лавочке, смотрел, как бабушки катаются на американских горках, и думал, что бы мне такого еще в своей жизни придумать. И тут появился Женя. «Хватит,– говорит, – херней заниматься. Пошли!». Ну, я и пошел.

Z: На сцене Гудзь производит впечатление очень эмоционального и в хорошем смысле дикого и немного сумасшедшего человека. Каков Женя на самом деле? Как Вам с ним работается?
С.Р.: Вот такой он и есть, Вы удивительно точно его охарактеризовали. Если бы он не был немножко сумасшедшим, не был бы диким, все могло бы превратиться в рутину и слюнтяйство. А эмоциональность означает, что он очень восприимчив и впитывает в себя как губка все, что видит вокруг. Без этого ни в жизни, ни в творчестве далеко не уедешь.

Z: Говорят, у Вас был опыт выступлений на свадьбах. Бывают ли в США такие же веселые свадьбы, как в фильмах Кустурицы, в украинской или российской глубинке?
С.Р.: Скажу вам честно, что таких веселых свадеб, как на наших родинах, нет нигде в мире. Вот если бы меня спросили о нашем общем главном достоянии, то я бы ответил – наши женщины и свадьбы. Этим мы действительно можем гордиться.

Z: Весна – время новостей. А какие новости у группы Gogol Bordello?
С.Р.: Очень не хочу быть в контрах с весной. Поэтому расскажу, что осенью мы приступаем к записи нового альбома. И скоро непременно приедем к вам. Как скоро, правда, мы и сами не знаем, так как еще не все даты концертов на этот год расписаны. Но сердцем и мыслями мы с вами. Верим, надеемся и очень волнуемся за вас.

Z: Что для Вас вкус жизни?
С.Р.: Сама жизнь. Z

Интервью: Ярослав Степаненко
Фото: Getty Images/Fotobank.ua

Top

Присоединяйтесь к Zefir.ua
в социальных сетях