Читайте на Zefir.ua

Миром правит любовь — Сергей Мокрицкий, «Незламна»

Интервью с режиссером одной из самых ожидаемых украинских кинопремьер 2015 года – фильм «Незламна»

Миром правит любовь - Сергей Мокрицкий, «Незламна»

Судьба «Незламной»

Грядущая премьера украино-российской военной драмы «Незламна» давно стала одним из самых обсуждаемых культурных событий весны 2015 года, причем не только среди поклонников кинематографа. Одни полагают, что эта картина, прежде всего, возможность для украинского кино подняться сразу на несколько ступеней по лестнице мировой популярности. Другие видят в ленте отражение трагических событий последнего года. Третьи – потенциальную возможность для взаимопонимания и примирения с соседями. Сейчас ясно одно: экранизация истории жизни Людмилы Павличенко – лучшей женщины-снайпера в мировой истории – жизни необыкновенно яркой, драматичной, насыщенной, получилась глубокой и незаурядной. Режиссер картины Сергей Мокрицкий любезно согласился рассказать www.zefir.ua о том пути, который прошла «Незламна». В украинский прокат картина выйдет 2 апреля 2015 года.

Z: Чем Вас зацепил сценарий «Незламной»?
Сергей Мокрицкий: Каждый режиссер на самом деле счастлив снять фильм о человеке, который волей судьбы стал настоящим героем. И когда он находит такого персонажа, прикасается к его судьбе, то какую-то часть своей жизни проживает вместе с ним. Биография Людмилы Михайловны Павличенко – пример такой героической истории. Счастье, когда подобный материал попадает в руки. И не только для меня, но и для актеров. Исполнительница главной роли Юля Пересильд, например, на площадке отдавалась на 300 процентов. Она очень жалела, что съемки закончились и потом долго «сдирала» с себя эту роль, выходила из образа. Так что сам материал, масштаб личности главной героини стали той причиной, по которой я два с лишним года работал над этим проектом.

Миром правит любовь - Сергей Мокрицкий, «Незламна»
Сергей Мокрицкий

Z: Откуда Вы узнали о Людмиле Павличенко?
С.М.: Продюсер – и по совместительству моя жена – Наталья Мокрицкая дала мне прочитать сценарий. Я прочитал и сразу решил, что хотел бы снять этот фильм.

Z: В российском прокате картина выйдет под названием «Битва за Севастополь»?

С.М.: Это один и тот же фильм. Содержание, смысл, идейный ряд не изменены. Просто на двух языках – есть украиноязычная версия, получившая название «Незламна», и русскоязычная – «Битва за Севастополь». Во всем остальном они совершенно идентичны.

Z: Почему все же именно битва за Севастополь?
С.М.: Наверное, потому что Севастополь стал болевой точкой Великой Отечественной войны – во время его обороны разворачивалась одна из самых трагических историй того тяжелого времени. Там люди за 250 дней прожили целую жизнь. И те, кто остался жив, никогда уже не могли забыть этих дней. И вот, после 250 дней тяжелейших боев все эти герои, защитники города, были брошены. Оставлены командованием. (После прорыва последней линии обороны 30 июня 1942 года был составлен и реализован план, согласно которому эвакуации подлежал, прежде всего, командный состав и партийные руководители. Остальные военнослужащие, в том числе и раненные, в большинстве своем были оставлены на произвол судьбы, хотя многие при этом продолжали сопротивление, несмотря на всю его безнадежность. – Прим. ред.) Думаю, к этой теме еще не раз обратятся в будущем.

Миром правит любовь - Сергей Мокрицкий, «Незламна»
Кадр из фильма «Незламна»

Z: Какой, на Ваш взгляд, главный посыл фильма?
С.М.: Их несколько. Прежде всего, что миром правит любовь. И сильная личность сумеет преодолеть самые неблагоприятные обстоятельства, встающие на пути любви. Даже войну. Наш фильм получился еще и очень современным, потому что он говорит: не надо воевать, надо любить.
Картина состоит как бы из трех частей: судьба главной героини до войны, война и жизнь в Америке. Так вот, в Америке она, хоть и не находится на передовой, но тоже совершает подвиг. Потому что всегда и везде есть место подвигу. Сильный человек сумеет проявить свою силу и победить. А если слаб и заранее сдался, спустил флаг над крепостью, то никакие самые благоприятные обстоятельства тебе не помогут. Вот чему надо учиться у великих людей – они не сдавались.

Z: Скажите, сколько в фильме документальности, а сколько – художественного вымысла?
С.М.: Это биографический фильм. И, конечно, мы опирались на множество документов и старались не отклоняться от исторических фактов. Но, к сожалению, не все эпизоды жизни наших героев доподлинно известны. Так что основные пункты их биографий – чистая правда, а вот в деталях есть и художественный вымысел. Но вымысел – это ведь не ложь. Так что я могу со всей ответственностью сказать: наш фильм основан на подтвержденных фактах. Ведь главные события в жизни героев столь значимы, что мы и представить себе не могли, как можно здесь что-то выдумывать. Ну, а доля художественного вымысла есть в любом произведении.

Z: Какой фильм о войне Вам больше всего нравится?
С.М.: Не могу назвать какой-то один. Мне нравится советская школа военного кино: «Проверка на дорогах» Алексея Германа, «Восхождение» Ларисы Шепитько – это гениальные картины. Мне нравится Юрий Озеров своим эпическим размахом. Грех не назвать «Иди и смотри» Элема Климова и, конечно же, «В бой идут одни старики». «Офицеры» и «17 мгновений весны» – талантливые фильмы, которые заставляют думать, думать и сопереживать. Есть и много иностранных военных кинолент, которые я мог бы добавить к этому списку.

Z: От какого этапа работы Вы получили больше всего удовольствия?
С.М.: Мне очень нравится процесс выбора натуры. За казенный счет путешествуешь, можешь остановиться в любой точке, фотографировать. В этот период, кажется, что ни снимешь, все получится гениально. Так бы выбирал и выбирал натуру всю жизнь! (Смеется.)

Z: А какие самые интересные места посетили в процессе выбора?
С.М.: Во время выбора натуры ты, прежде всего, ищешь нечто внутри себя. А пейзажи всегда прекрасны. Можно хоть из окна кухни смотреть. Тут важно в этом виде из окна найти себя. На следующий день пейзаж будет таким же, но сам ты – уже другой и не заметишь его. Когда выбираешь натуру, прикладываешь ее к своему сердцу. Так и получается, что ищешь натуру, а открываешь топологию своей души – не географической местности. При этом ты один на один с миром. Это потом, когда появляются гримеры, артисты, шоферы, кейтеринг, администраторы, и каждый учит, как надо снимать – особенно наш шоферы, когда вызывали Эвакуатор Орехово-Зуево! – все превращается в ад, в борьбу с другими мнениями. Как сказал один француз: «Враг – это другие» (Жан-Поль Сартр, комедия «За закрытыми дверями». – Прим. ред.) (Смеется.)

Z: На съемочной площадке Вы «деспот» или, наоборот, позволяете актерам импровизировать?

С.М.: По-разному бывает. Не существует универсального рецепта. Каждый новый день не похож на предыдущий. И все актеры разные. И даже один и тот же актер сегодня такой, а завтра другой. И мне это нравится. Пикассо говорил: «У тебя должна быть идея, что ты собираешься делать, но она должна быть не совсем определенной». Мне интересно творить, а здесь мы наперед всего не знаем. Акт творчества – поиск, а когда находишь то, что искал, кажется: «А, вот оно, оказывается, какое! А я-то думал…»

Миром правит любовь - Сергей Мокрицкий, «Незламна»
Оператор Юрий Король и Сергей Мокрицкий

Z: Кто из актеров Вас особенно удивил на съемочной площадке?
С.М.: Удивить они меня уже не могут. Прежде чем актеры появляются у меня на площадке, я очень тщательно их выбираю. Удивительно – это когда мы вдруг осознаем, что поняли друг друга, и благодаря этому пониманию из ничего получается нечто – то, что заставит зрителя плакать, смеяться, испытывать сильные эмоции. В этот момент мы становимся подобны Творцу. И этот миг поразителен!

Z: Для такого масштабного фильма бюджет очень небольшой. Скажите, какого уровня изворотливости по 10 бальной шкале Вы достигли?
С.М.: Я работаю в рамках существующего бюджета и никакой особой изворотливости в этом не вижу. Просто надо уметь соизмерять свои силы. Если предстоит марафон, то я не стану стартовать, как при беге на сто метров. Я старый опытный человек, поэтому все рассчитываю наперед.

https://www.youtube.com/watch?v=oHLGFUL1qGY
Кто не рискует, тот не пьет шампанского. Рабочие моменты

Z: Были ли у Вас моменты, когда Вам казалось, что «все пропало, все пропало»?
С.М.: Не было. Я опирался на команду сильных профессионалов. Всегда рядом со мной была второй режиссер Варвара Филипчук, художник по костюмам Леша Камышов, художник Юра Григорович, оператор Юра Король, прекрасные актеры Пересильд, Цыганов, Лаленков, Тарасов. Они всегда готовы подставить плечо. С такой командой можно горы свернуть!

Z: «Главное на съемочной площадке – сдержаться и не застрелить своего режиссера!» А бывал, что Вам приходилось сдерживаться и кого-то не «застрелить» во время съемок?
С.М.: Нет, зачем же?! У нас же на самом деле кино про любовь. Сдерживаться приходилось, чтобы не поцеловать – это да! Мы снимали летом: пляж, женщины ходят в шортах – так и хотелось каждую… обнять.

Миром правит любовь - Сергей Мокрицкий, «Незламна»
Рабочие моменты

Z: Режиссер должен обладать душой поэта и волей капрала, сказал Анджей Вайда. Насколько казарменная обстановка у Вас царила?
С.М.: Это решать тем с кем я общался. А под словами Вайды – да, подписываюсь. Но добавлю слова Феллини о том, что режиссер – это еще и клоун: приходится «смешить и волновать».

Z: Сами служили в армии?
С.М.: Воинское звание у меня есть: я учился в мореходном военном училище в городе Херсон. Так что я моряк. Служил в Севастополе полгода.

Z: А какое Ваше самое любимое место в Севастополе?
С.М.: Вареничная «Катюша». (Смеется.) А из культурных центров – театр им. Луначарского, многие актеры оттуда снимались у нас. Еще мне нравится военно-морской музей. В Севастополе чувствуешь историю, буквально видишь, сколько культурных слоев сокрыто в этой земле, и в музее это ощущение особенно сильно.

Z: А реквизит из военно-морского музея на съемках не использовали?
С.М.: Знаете, да, использовали. Мы дружим с работниками музея, и они очень помогли нам. Не могу не назвать их по именам: это Агишева Ирина Юрьевна и Падалко Юрий Вадимович. Они были нашими консультантами, допустили нас в такие музейные «закрома», где, думаю, немногим довелось побывать.

Z: Как Вам удавалось погрузить актеров в атмосферу войны?

С.М.: У нас были прекрасные актеры. С ними не нужно было выдумывать никаких хитростей, психологических приемов. Если актер мечтает просто заработать деньги и не желает вникать в то, что делает, тут уж ничто не поможет. Но это оказался не наш случай. Наши люди любили ту эпоху, любили своих персонажей. Поэтому они с радостью погружались в нее, с радостью играли, хотели еще, еще и еще. Иногда 17 дублей им было мало. Юля Пересильд разрешила себя закапывать в могилу три дубля – каждый из них стоит 20 сцен, которые снимаются в кафе, где она должна попивать коктейль. Представьте: лежит она под толщей земли, там холодно, страшно, ничего не слышно, во рту дыхательная трубка, в глазах – песок, в носу – грязь. Три таких дубля – настоящий подвиг!

https://www.youtube.com/watch?v=CcKo8H_MTxQ
«Война, герои и наши женщины». Второй трейлер фильма «Незламна»

Z: Это будет самый страшный момент в фильме?
С.М.: Нет, самый страшный момент у нас впереди – это премьера! Как встретит зритель нашу работу?

Z: Как Вы думаете, как в нынешних условиях может быть воспринята картина?
С.М.: Разные люди воспримут ее по-разному. Так всегда бывает, ведь вкусы у всех разные: кому-то больше нравится зеленый цвет, кому-то – красный, например. И это очень хорошо. Угодить всем нельзя, и глупо стараться это сделать.

Z: Мне кажется, что здесь в Украине воспримут фильм на ура, а вот как в России?
С.М.: Одинаково воспримут и там и там. Типы восприятия разные, но и в Бангладеш, и в Канаде, в России, и в Монголии, и в Украине они все равно в пропорциональном отношении примерно равны. Потому что люди живут в одном мифе, воспринимают мир схожим образом – и у нас и где-нибудь в той же Монголии.
Есть зрители, которые любят искать ляпы, особенно в исторических фильмах: там «неправильные» костюмы, здесь не так рукав застегнут, не там ширинка или «тогда так не говорили». Но они на самом деле не видят сути, не видят за деревьями леса, и сами лишают себя радости погружения в повествование. Глупо читать «Евгения Онегина» и говорить, что тебе не нравится шрифт. Потому что письмо Татьяны прекрасно, будь оно написано от руки, напечатано на машинке или в типографии «Красный пролетарий». Ошибки – это, конечно, плохо. Мы старались их не допускать: у нас было много консультантов, но вообще-то ошибки в искусстве – это еще и часть стиля автора, художника.

Миром правит любовь - Сергей Мокрицкий, «Незламна»
Рабочие моменты

Z: Что должны делать музы, когда говорят пушки?
С.М.: Дело надо делать, господа! Надо, чтобы каждый делал свое дело, не дожидаясь посещения музы. И всегда следовал моральным императивам. «Не делай то, что бы ты не хотел, чтоб сделали тебе». «Возлюби ближнего, как самого себя». Хотя бы этих двух заповедей достаточно, чтобы все пушки заткнулись навеки. Вот и все. Истина всем известна, осталось только не уклоняться от нее.

Читайте также:
Интервью с Егором Олесовым, продюсером фильма «Незламна»

Интервью: Юлия Найденко и Юрий Грузин

Top

Присоединяйтесь к Zefir.ua
в социальных сетях