Читайте на Zefir.ua

Погиб Андрей «Кузьма» Кузьменко

Сегодня рано утром на Днепропетровской трассе погиб известный украинский музыкант Андрей Кузьменко»Кузьма Скрябин»
Погиб Андрей "Кузьма" КузьменкоУшел из жизни светлый, веселый, остроумный, легкий в общении человек. Ему можно было позвонить всегда за комментарием или предложить выполнить какую-нибудь необходимую журналу глупость, как, например, срочно-обморочно сфотографироваться с журналом для проекта. Да нет проблем! Останавливает машину, берет журнал и фотографируется прямо на разделительной полосе:

Погиб Андрей "Кузьма" Кузьменко

В интервью для номера 7/8 2009 года на вопрос «Что для Вас вкус жизни?» Андрей ответил так:
«После тридцатки я осознал простую истину: надо искать те вещи, которые помогают улыбаться, кайфовать от всего окружающего. Зима – офигеть! Можно покататься на лыжах. Лето и жара – супер! Есть причина раздеться и походить почти голым. Машина сломалась? Выйди из машины и поваляйся в снегу или пройдись пешком. Если жить так, тогда все в кайф и постоянные победы!»
В прошлогоднем интервью на этот же вопрос он ответил уже так:
«Это вкус удовольствия от всего, что она мне дала. Возможность не замечать в жизни плохое, а только хорошее».

И так он жил. Встречи, концерты, переезды, интервью, общение. Его жизнь унесла досадная глупая случайность, чья-то невнимательность, чья-то беспечность. Кто виноват, нет уже смысла обсуждать.

Спасибо тебе, Кузьма, за то, что ты был в нашей жизни. За то, что вырастил нас на своей музыке, что привил нам чувство прекрасного, за шутки, за иронию, за подтекст! А мы будем с удовольствием слушать твои песни и смотреть твои клипы.

https://www.youtube.com/watch?v=lyAaRgvTzgY
«Дельфіни». Премьера клипа
Погиб Андрей "Кузьма" Кузьменко

Вот последнее интервью, которое Андрей дал журналу «Zефир» по случаю 25-летия группы накануне выхода юбилейного альбома «25» и большого концерта.

ЧЕТВЕРТАК В КАЙФ

Бессменный лидер группы «Скрябин» Андрей Кузьменко, или просто Кузьма, может смело претендовать на звание самого не пафосного музыканта в украинской рок-музыке. Андрей знает секрет, как задеть душевные струны слушателя самыми обычными и приземленными словами, как просто говорить о сложных вещах. Кузьма также умеет виртуозно высмеивать других и смеяться над самим собой. В этом году «Скрябину» исполняется 25 лет, у ребят выходит диск с таким же числом на обложке. Однако, по словам музыкантов, речь не идет о каком-то официальном юбилее. «25» на обложке – это просто цифра, а не веха или Рубикон. Как и четверть столетия назад, для Кузьмы главное получать кайф самому и дарить его своим слушателям.

Z: «Скрябин» приближается к знаковой для каждой рок-группы дате – 25-летию творчества. У вас выходит юбилейный альбом, будет концерт…
Андрей Кузьменко: Мы не позиционируем ни концерт, ни альбом как юбилейные. Просто, учитывая события последнего года в Украине, песни на альбоме получились очень разноплановыми. От абсолютно безмятежных и смешных до социально-кричащих и безысходных. Есть песня, которую мне вообще страшно петь на концертах, потому что она будет возвращать меня к недавним событиям на улице Институтской в Киеве. Мы так и не смогли подобрать песню, которая бы весь этот материал объединяла. И тогда просто решили выбрать цифру «25». Потому что 25 лет группе. И все.

Z: В Америке 25 лет – это возраст, после которого группа может претендовать на включение в Зал славы рок-н-ролла…
А.К.: У нас в стране все немного по-другому. Тут дают «заслуженных артистов» и устраивают юбилейный концерт во дворце «Украина». Я счастлив, что мне это не светит, учитывая темную сторону бытия группы «Скрябин». (Смеется.)

Погиб Андрей "Кузьма" Кузьменко

Z: Тем не менее, предполагается, что 25 лет достаточный срок, чтобы состояться и написать все свои лучшие вещи. Чем заниматься следующие четверть века, если ты уже там, в «зале»? Где искать мотивацию?
А.К.: Как минимум, надо постараться не дожиться до такого, чтобы было стыдно за проделанную работу. Потому что не секрет, что с возрастом у человека меняется и мировоззрение, и отношение к самому себе. Некоторым везет, и им удается оставаться в душе эдакими юнцами. Возьмем Оззи Озборна, или группу Aerosmith, или Мика Джаггера. Они уже все в морщинах и грыжах, но когда берут в руки инструменты, то преображаются. Когда Игги Поп начинает прыгать на сцене, то слышно, как у него в спине позвонки становятся на место. Вот если тебе это светит, то можно делать свою работу и кайфовать. А если ты уже от этого не получаешь удовольствия,  то нужно уйти, открыть кабак и бухать там с народом.

Z: Кстати, буквально вчера Сергей Михалок заявил о роспуске «Ляписа Трубецкого». Вот его слова: «Самое пошлое, что может сделать группа, это встретить свое 25-летие. Уважающие себя группы не должны так долго жить». Как Вы это прокомментируете?
А.К.: Я думаю, это во многом из-за того, что он кардинально поменял свою жизнь. «Ляписы» вначале были чисто развлекательной группой, потом стали, наоборот, абсолютно социальными. Сергей в определенный момент бросил бухать, это, наверняка, тоже повлияло на его мозги. Вы же представляете себе жизнь «Ляписов» 10-15 лет назад? И тут вдруг он увлекается кикбоксингом и стритфайтингом. И вместо того, чтобы выпивать с коллегами в купе, он предпочитает драться с  хулиганами в тамбуре. Чувствуется разница. Я низко склоняю голову и перед первым их этапом, и, тем более, перед вторым. Потому что я, например, не представляю, как бы я мог отказаться от хорошего вина. Мне в кайф так жить. И если бы меня заставили бросить пить, то я бы сразу превратился в скучного, черствого, стареющего мужчину, которого все раздражает. Поэтому я думаю, что слова Михалка – это его реакция на перемены. Опять-таки, я не считаю, что 25 лет такой уж Рубикон. Ты  должен почувствовать эту грань. Если уже не можешь ничего нести – не неси. А если можешь… Вот Вы расскажите про 25 лет Мику Джаггеру. Боженька свидетель, что мне больше нравятся те их вещи, которые Rolling Stones создали после своего 35-летия. Может потому, что это совпало с моей юностью. А вот у Depeche Mode я больше люблю первую половину. Раз на раз не приходится.

Z: Можете назвать первую пятерку своего личного Зала славы рок-н-ролла?
А.К.: Первое место однозначно польская группа Lady Pank. Им уже 30 лет, и они не только научили меня польскому языку, но и продемонстрировали, как самыми простыми словами можно описывать самые сложные вещи. Второе место – Игги Поп. Я его вообще считаю своим дедушкой, потому что все, что бы он ни делал, мне очень нравится. Я был на паре концертов Игги. Представьте: пять тысяч прибалдевших мужиков, все не моложе 45 лет, перед которыми полтора часа выделывается 65-летний дедушка. Третье место – однозначно Depeche Mode. В свое время эта группа была большой частью моей жизни. Такого количества песен, которые я знаю наизусть, нет больше ни у одной команды. Четвертое место – Мик Джаггер. Потому что, глядя на него, понимаешь, если этот дедушка может так петь и сочинять в своем возрасте, ты в свои 45 все еще ребенок. И пятое место… Motorhead! Лемми! Этому мужику должен подражать любой мужчина. Чувак всю жизнь бухает виски и носит немецкую военную форму просто потому, что ему нравится, как она пошита, и ему плевать на мнение окружающих.

Погиб Андрей "Кузьма" Кузьменко

Z: Какой шоу-бизнес Вам больше нравится – современный или тот, который существовал, когда «Скрябин» только начинал свою карьеру?
А.К.: На самом деле, мы его не прочувствовали по-настоящему ни тогда, ни сейчас. Когда мы начинали, шоу-бизнеса у нас просто еще не было. Люди только нащупывали какие-то схемы, как заработать. А когда там уже появились деньги, то шоу-бизнес нас, по сути, выплюнул. Мы всегда были из тех артистов, которых не берут на радио и ТВ. Поэтому мне комфортнее позиционировать себя как человека вне шоу-бизнеса. Я  точно не знаю тех волшебных лекал и канонов, по которым создаются хиты, попадающие в эфиры ТВ и радио. Как правило, туда берут мои песни, на которые я вообще не рассчитывал. Раньше все было намного проще. Можно было придумать абсолютно что угодно и идти с этим к директору радиостанции. Современный шоу-бизнес качественнее, потому что в нем появилась сумасшедшая конкуренция. Артисту нужно постоянно что-то делать, чтобы о нем просто не забывали.

Z: У Вас достаточно разноплановый репертуар. Философские и лирические песни сменяют шутливые, даже стебные, и наоборот. Иногда вообще кажется, что это песни разных людей.
А.К.: Я бы заскучал, если бы загнал себя в тесные рамки серьезного поэта-песенника и писал музыку, как, например, Славик Вакарчук. У Славы такая натура, и у него все отлично получается. Тем более, что он свое творчество поставил на хорошую бизнес-ногу. Моя музыка не такая однородная, поэтому и публика у нас разная. Аудитория «Скрябина» собрана из разных кусочков, как мозаика. Мы позволяем себе играть и панк, и регги. Тексты у нас могут быть и философскими, и  смешными, и добрыми, и страшными. Ведь точно так же и человек живет, чтобы и радоваться, и грустить, и иногда ходить в вечерних нарядах, а иногда в шортах.

Z: «Скрябин» начинали как последователи нео-романтиков, тех же Depeche Mode. Наверное, старая гвардия фанов не сразу восприняла эксперименты.
А.К.: Сто процентов! Между 10-м и 15-м годом существования «Скрябина» была такая болтанка, что больше людей от нас отпадало, чем прилипало. Ситуация поменялась, наверное, после выхода альбома «Натура». А именно – дуэтной песни с Ириной Билык «Мовчати». После нее уже начала вырисовываться наша новая стилистика, в рамках которой мы можем и побаловаться, а можем и задеть какие-то серьезные струны. И люди этому верят.

Z: У Вас сейчас еще и книга выходит «Я, Паштет и армия». Можете немного рассказать о ней?
А.К.: Я бы не называл ее прямо уж книгой. (Смеется.) Честно говоря, я взялся за перо потому, что меня просто заклевали. Так было и с первой моей книжкой «Победа». Друзья просто заставили меня записать историю, которую я миллион раз им рассказывал. После успеха «Победы» все стали просить книгу об армии. В итоге, я собрался с силами и таки записал пару старых армейских историй, которые еще не забыл. Ну, это так, почитать на унитазе. (Смеется.) Я никоим образом не претендую на лавры писателя и называю вещи своими именами.

Z: Вы любите читать книги и мемуары известных музыкантов?
А.К.: Мне хорошо зашла Ирэна Карпа. И еще Любко Дереш. Правда, Любко не рокер, а Карпа рок-н-ролльная такая девушка. Фоззина книжка мне еще понравилась. Больше я из наших никого не читал. Если говорить о западных музыкантах, меня впечатлила книга лидера Talking Heads Дэвида Бирна. Он оказался фанатом велосипедов и описал все страны, в которых гастролировал, с точки зрения велосипедиста. Очень классно.

Z: А Вы велосипедист?
А.К.: Я везде с собой таскаю велосипеды! У меня есть один большой и один маленький, который можно даже в багажнике машины возить, он складывается. Всегда беру его на гастроли. Разложил, натянул кеды и погнал знакомиться с народом.

Z: При Вашем гастрольном графике хватает времени на книги?
А.К.: (Доставая Iphone с внушительной библиотекой электронных книг. – Прим. ред.) Я часто сталкивался
с мнением, что невозможно читать книги с телефона. Не знаю, что людям мешает, у меня это получается элементарно. Сейчас я ищу в интернете себе таких авторов, как Дэн Симмонс. Хоть и не очень известный у нас писатель, но пишет отличнейшие детективы, похожие на кинотриллеры, во время просмотра которых сидишь в постоянном напряжении. Ну, знаете, как фильм «Заложница» с Лиамом Нисоном, когда ты бегаешь, прячешься и отстреливаешься вместе с героем. Потом мой неизменный фаворит Чарльз Буковски, я не устаю его перечитывать. Последнее открытие – философ Ирвин Ялом. Тяжелый такой дядька, но его классно читать после того, как тебе стукнет сорок. Главная тема Ялома – подготовка человека к смерти. Он учит, что к ней нужно относиться просто как к следующему шагу. Говорит, что не нужно забивать себе голову ожиданием неизбежного, а просто жить полноценной жизнью.

Z: Что для Вас вкус жизни?
А.К.: Это вкус удовольствия от всего, что она мне дала. Возможность не замечать в жизни плохое, а только хорошее. Z

Интервью: Ярослав Степаненко
Фото: Иван Любенко, пресс-служба группы «Скрябин», из архивов журнала «Zефир».

Top