Читайте на Zefir.ua

МАРИНА МЕДВЕДЬ. Интервью

ПРЕДНОВОГОДНИЙ ПОДАРОК
Вчера в Киеве состоялась премьера первого украинского полнометражного мультфильма «Бабай».

МАРИНА МЕДВЕДЬ. Интервью

Всякий раз, когда приходит Новый год, детям страшно хочется развернуть хотя бы парочку из сложенных под елочкой подарков пораньше. И в канун нынешних праздников «Укранимафильм» – не в пример некоторым суровым родителям! – решил пойти навстречу их пожеланиям. 19 декабря на День святого Николая все любители настоящих волшебных сказок получат первый из новогодних подарков – премьеру полнометражного мультфильма «Кто боится дядечку Бабая?». До сих пор украинские мультипликаторы выпускали лишь короткометражные ленты, так что подарок получится вдвойне ценным – ведь он, хочется верить, ознаменует новую эпоху нашей анимации. О чуточку страшной, но при этом веселой, оригинальной и яркой мультипликационной сказке «Zефиру» рассказала режиссер картины Марина Медведь.

МАРИНА МЕДВЕДЬ. Интервью

 

Марина Медведь и художник-постановщик «Бабая» Сергей Миндлин

Z: В коммерческой мультипликации сложилось несколько канонов: «диснеевский», «пиксаровский» и т.д. Вы относите свою картину к какой-нибудь определенной традиции?
Марина Медведь: Сейчас я слышала множество отзывов вроде: «Это же похоже на «Богатырей»!». Или: «Ну, как ты думаешь – будет не хуже, чем «Богатыри»?». Речь о цикле российских мультфильмов о трех богатырях. Я совершенно не собиралась делать мульт-фильм, похожим на него. И, по-моему, не очень-то он и похож, но будем откровенны: это единственный проект на территории бывших стран Союза, который оказался действительно коммерчески успешным. А наш продюсер – «Держкіно» – дал нам абсолютно конкретное задание: сделать ленту, которая в прокате принесет прибыль. Так что как-то сам собой возник этот ориентир на «Богатырей».
Z: Один из популярных сейчас на Западе способов сделать картину еще более успешной коммерчески – пригласить озвучивать роли известных актеров. Вы этот прием тоже использовали?
М.М.: Это действительно очень действенный способ. Людям фамилии режиссеров и сценаристов часто говорят меньше, чем имена кинозвезд. Озвучивал персонажа Антонио Бандерас – значит, кино Бандераса! А кто там режиссер – никто и не вспомнит. У нас в данном случае сложилась забавная ситуация: «Держкіно» почему-то пришло в голову, что не надо приглашать известных актеров. Мол, надоели все эти чигляевы, андриенки, коваленко – те, кто обычно озвучивали анимацию. Но мы не послушались! И теперь у нас Ирма Витовская озвучивает ведьму, Остап Ступка – черта, Моисеенко и Данилец (дуэт «Кролики») – трехголового змея – один говорит за две головы, а второй – за третью. Кот у нас – Мирослав Кувалдин (группа «The ВЙО». – Прим. ред.). Мы его в принципе в качестве музыканта пригласили, чтобы он написал блюз. У Кота несчастная любовь, он пьет валерьянку и поет… Так вот, мы нашли хорошего гитариста Сережу Чегодаева из группы «Мандри», и они вместе с Кувалдиным написали песню. Мирослав ее спел, и тут мне в голову пришла идея, что он может все реплики Кота озвучить – у него еще грассирование такое легкое… Здорово получилось! Еще Олеся Чичельницкая с нами работала – она менее известная актриса, играет в телесериале «Виталька». Она и песню исполнила – а поет она очень хорошо – и озвучивала Алконоста и всех Жахив. Ну, а за самого Бабая говорил Борис Георгиевский.

http://profstudy.by/

Z: В мультфильме будет много музыки?
М.М.: У нас три песни – на 70 минут, в принципе, достаточно много. Вот я маленькой терпеть не могла, когда в мультфильме поют. (Смеется.)

«Бабай». Трейлер

Z: А сама история? У сюжета ведь нет определенной литературной или фольклорной основы?
М.М.: Сюжет придумал Вадим Шинкарев. Вообще у «Дядечки Бабая» сложная судьба. Шесть лет назад его задумал снять совершенно другой продюсер – Виктор Слепцов. Он нашел Шинкарева, дал ему задание: «Напиши мне сказку для полнометражного мульт-фильма, в которой будут участвовать герои украинских сказок». Тот и написал совершенно оригинальную историю. Там нет никаких прямых заимствований из конкретных сказок. А про Бабая, по-моему, и сказок никаких нет: каждый придумывает свою страшилку, чтобы дети не шалили. (Смеется.) Прописать на украинском диалоги мы пригласили Софию Андрухович – у нее очень «аутентично» получилось. А  вообще с хорошими сценариями, с интересными историями у нас в стране сейчас очень плохо. То есть совсем никак! Особенно с детскими.
Z: Он будет страшным – Бабай? Говорят, что хорошая сказка должна быть немножко пугающей…
М.М.: Да, нам хотелось населить ее всевозможными страшилками. Потому что, чего уж греха таить, дети их любят. Но как-то так получилось, что Бабай у нас не очень-то и страшный. Он жуткий, скорее, в силу обстоятельств, потому что ничего другого от него не ожидают. Клоуны, скажем, должны смешить, а  Бабай – пугать. Работа у него такая. Вот он и надевает ходули, клыкастую личину, а когда «не при параде» – то самый обычный дядечка.

Z: А какой момент в создании мультфильма лично для Вас самый волнующий? Начало? Завершение работы? Премьерный показ?
М.М.: Мультфильм создавался шесть лет, однако мы работали над ним всего два года – до этого «Бабая» делала другая группа. Но и за эти два года у нас было несколько «консерваций»: работу останавливали, и никто не знал, продолжим ли мы ее вообще. И когда оказывалось, что да – работаем дальше, это было настоящее счастье! Ведь во время «консервации» все равно работу не бросаешь – это же мое кино! Делаешь что-то, совершенно не зная, будет ли результат. Хорошо, что в команде были ребята – подвижники, которые меня поддерживали, а те, для кого это зарабатывание денег, просто разбегались. И мы еще стали работать в совершенно новой программе, так что получалось: учим людей, а они потом уходят в «свободное плавание». Потом через два месяца опять надо собирать команду, снова кого-то учить.
Z: Кажется, что мультипликаторов часто обучают, как моряков в эпоху Колумба – прямо на производстве. А какую программу подготовки Вы бы порекомендовали художнику, который решил стать аниматором?
М.М.: У меня лично было, как у тех моряков. Бросили в море – давай плыви! Я в свое время, закончив дизайнерский факультет, пошла на курсы, которые длились всего лишь два месяца, а должны были год-два. Но тут возникла «производственная необходимость», так что ничего не поделаешь… Однако мне безумно повезло – я попала на «Остров сокровищ» к Давиду Яновичу Черкасскому. Было очень интересно, но, конечно, дико сложно. И такое обучение на практике, на самом деле, самое лучшее, как мне кажется! А еще за него тебе и
деньги какие-то платят. Если «выживешь» – лучшая школа. (Смеется.) У нас с «Бабаем» сложилась схожая ситуация. Почему-то руководство решило, что мы должны все делать в новой для нас всех программе Toon Boom. Специалистов по работе в ней у нас нет. «Toon Boom – это выгодно, это передовые технологии. «Богатырей» делали в Toon Boom’е – работайте!». И мы учились сами и учили других.

Z: Технологии сейчас действительно бурно развиваются и облегчают процесс съемки. К чему это, на Ваш взгляд, приведет: к ухудшению качества «массового продукта» или, напротив, к быстрому прогрессу молодых дарований – будущих профессиональных мультипликаторов?
М.М.: К сожалению, действительно, из-за того, что технологии облегчают труд, очень многие решили, что они просто великолепные аниматоры. И это притом, что у человека нет оригинальных интересных идей, и  рисовать он совершенно не умеет. А ведь первоочередное – именно идея и красивый рисунок, хотя специальными программами тоже надо владеть – от машины ведь никуда не деться. Но все же, по-настоящему красиво и классно получается работа, сделанная вручную. Может, я слишком консервативна, но вообще-то неоднозначно отношусь к 3D-анимации. Вот возьмите «Шреков» – все части визуально очень похожи друг на друга. Потому что, когда есть готовые модели, ими легко и просто управлять – достаточно придумать новую историю, написать диалоги – и готово продолжение. Получается, 3D-анимации изначально, на этапе рисования и создания персонажей и декораций дороже, зато потом, когда есть уже запрограммированные герои, возникает искушение клепать продолжения, продолжения, продолжения… А мы, если станем сиквел «Бабая» делать, все начнем рисовать заново.

https://www.youtube.com/watch?v=bm1MsCrS7PM
«Бабай». Трейлер

Z: Скоро Новый год, если Дед Мороз предложит Вам на выбор любую должность в любой студии мультипликации мира, что Вы выберете?
М.М.: Я бы пожелала себе сделать еще один полный метр в Украине! (Смеется.)

Z: А не планируете снимать продолжение «Дядечки Бабая» – сейчас ведь модно делать один-два сиквела?
М.М.: Я, по крайней мере, хотела бы. Думаю, что и сценарист тоже. Да все хотели бы! Знаете, какая это редкость – когда ты два года работаешь над одним проектом и не отвлекаешься на рекламу и прочие подработки. Говоришь: «Нет, не хочу, у меня уже есть работа!». Это просто потрясающе! (Смеется.) И это у меня было в первый и единственный раз в жизни. До этого мы сделали несколько десятиминуток. А тут «Бабай»! Хотелось бы повторить это удивительное ощущение.

Z: Но есть надежда, что для украинской анимации настанут лучшие времена – стабильности, популярности и достатка?
М.М.: Хорошо бы! Кувалдин сказал в одном интервью, что, по большому счету, нравится – не нравится, а надо посмотреть, потому что это первый украинский полный метр. Если хорошо пойдет, то депутаты подумают, что, может, надо и на анимационное кино
деньги давать – а то сейчас оно где-то в самом конце списка. Мечта всех продюсеров, конечно, щедрые частные инвесторы, но что-то они никак не находятся. Ведь богатые дяденьки, они потому и богатые, что деньги считать умеют. И, разумеется, хотят получать хоть какую-то прибыль от реализации проекта. А пока с  прокатом так себе. Но наш нынешний продюсер Эдуард Ахрамович, слава Богу, взялся за промоушен – раньше у нас такого не было, даже в бюджет не закладывалось ничего подобного – есть какая-то реклама. Так что, надеемся на лучшее. И для «Бабая», и  для украинской мультипликации. Z

Интервью: Юрий Грузин
Фото: Пресс-служба «Укранимафильм»

Top

Присоединяйтесь к Zefir.ua
в социальных сетях