Читайте на Zefir.ua

Гарри Бардин. Интервью

Нам посчастливилось встретиться с почетным президентом девятого LINOLEUM’а, настоящей легендой советской (а ныне – российской) анимации ГАРРИ ЯКОВЛЕВИЧЕМ БАРДИНЫМ, автором множества необыкновенных, глубоких, философских и запоминающихся мультфильмов, наверняка знакомых нашим читателям.

Гарри Бардин. ИнтервьюВ Киеве прошел Девятый Международный фестиваль актуальной анимации и медиаискусства LINOLEUM. Это некоммерческое мероприятие, цель которого – поддержать интеллектуальную анимацию. Официальный девиз фестиваля и главная его тема «Сила разума». Нам посчастливилось встретиться с почетным президентом девятого LINOLEUM’а, настоящей легендой советской (а ныне – российской) анимации ГАРРИ ЯКОВЛЕВИЧЕМ БАРДИНЫМ, автором множества необыкновенных, глубоких, философских и запоминающихся мультфильмов, наверняка знакомых нашим читателям. «Летучий корабль», «Конфликт», «Брэк», «Чуча», «Адажио» – вот далеко не полный список его работ, не только полюбившихся зрителям, но и отмеченных многочисленными наградами, например, «Выкрутасы» получили «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля. Мэтр поделился с нами своими мыслями об искусстве, о музе анимации, ее будущем и настоящем.

Гарри Бардин. Интервью

Z: В чем, с Вашей точки зрения, точка фокуса нынешнего фестиваля?
Гарри Бардин: Для меня самым главным стало выбрать из общего потока работы, соответствующие слогану «Сила разума». К сожалению, таких оказалось немного, думаю, год на год не приходится. Может, в следующем будет лучше. И, наверное, предварительный отбор должен быть более тщательным, проходить по иным критериям. В картине главное не разнообразие форм. Важны, прежде всего, мысль, талант, и еще – она не должна оставлять равнодушным. Эмоциональная глухота хуже всего.

Z: Многие Ваши мультфильмы кажутся предназначенными, скорее, для взрослых. Какой Вы видите Вашу целевую аудиторию?
Г.Б.: Я не делю своего зрителя по возрастному принципу. Ведь у детей есть одно «дурное» качество – они вырастают. А у меня есть нескромное желание – чтобы они вернулись, пересмотрели мои фильмы. И, как правило, так и происходит, к счастью. Я сейчас часто вижу, как молодые ребята выкладывают мои фильмы в Сети. И поэтому у меня двойственное отношение к интернету: с одной стороны, это не приносит мне никаких доходов, потому что выкладывают бесплатно, «по-пиратски», а с другой, раз есть интерес, значит, я еще не вышел в тираж.

Z: Но сейчас выпускается много «взрослых» мультфильмов. Возможно, пора сделать этот жанр снова более «детским»?
Г.Б.: К примеру, три мои «Чучи» – это семейное кино, оно адресовано и детям и взрослым. Помню, ко мне подходили молодые отцы, благодарили за эти картины – кажется, посмотрев их, они что-то поняли, и мне это было чрезвычайно приятно. Так что я не буду менять своего отношения к мультипликации и ее аудитории.

https://www.youtube.com/watch?v=YHiPYOkFVPk
Мультфильм «Чуча 1»

Z: Анимация жадно впитывает новейшие цифровые технологии. Как Вы относитесь к нынешней эпохе компьютерного моделирования?
Г.Б.: На мой взгляд, технологии – это всего-навсего инструмент. Но, знаете, мне почему-то вспоминается появления электронной музыки. Как тогда исполнители пустились во все тяжкие, стали настоящие инструменты менять на электронные… И что в конце концов? Увлечение кончилось, и они вернулись к аналоговому звучанию. К настоящим инструментам: деревянным струнным, медным духовым. Потому что такое исполнение несет в себе некую Божественную Ошибку. А в музыке это очень важно. Как и в изобразительном искусстве. Когда же все очень точно выверено – «компьютерно-точно»! – оно становится пресным, как диетические продукты. А должно быть что-то острое, индивидуальное.

Гарри Бардин. Интервью

Z: Сейчас появились «компьютерные» мультфильмы, имитирующие с удивительным техническим совершенством игровое кино. Что это, по Вашему мнению, поджанр анимации, отдельный жанр?
Г.Б.: Мне кажется, это тупиковая ветвь. У нас есть то, чем мы сильны, и когда мы играем на нашем поле, нам нет равных. Рисунок или кукла, трехмерное пространство или двухмерное – неважно. А вот вторгаться на чужую территорию и пытаться доказать, что можем имитировать игровое кино… Не лучше ли тогда попросту сделать игровой фильм? Какой смысл достигать той же цели с помощью покадровой съемки?

Z: Вы известны своей тягой к работе с пластилином и нестандартными материалами – что привлекает Вас в подобной технике?
Г.Б.: Просто я играю с этими материалами, как ребенок. Единственное, в чем я повторяюсь – в том, что сперва предлагаю сам материал таким, каков он есть: коробок спичек, моток проволоки, развевающаяся на ветру бумага, а так же автостекло фотон. А затем начинаю игру и вовлекаю в нее зрителя. Дальше же моя задача – эмоционально его зацепить: важно, чтобы после финала у него осталось определенное послевкусие. Достигаю я результата или нет – судить уже не мне. Хотя, надо сказать, никто из родителей не жаловался, что ребенок начал дома жечь спички после моего фильма «Конфликт» (герои этой ленты – живые спички, буквально сгорающие в огне военного конфликта. – Прим. ред.). Пожаров по моей вине не было. (Смеется.) Ну и, конечно, хочется попробовать то, чего никто не делал – это трудно, но интересно.

https://www.youtube.com/watch?v=pse2aB4Kdkg
Мульфильм «Конфликт»

Z: А если кому-то понравилась Ваша работа, но он увидел в ней мысль, которую Вы изначально в нее не закладывали?
Г.Б.: На юбилее Горбачева показали «Адажио» – он был в полной уверенности, что этот фильм про него! Хотя я не понимаю почему… Ну и, ради Бога – я готов передать свою работу зрителю. Главное, чтобы он не остался равнодушным.

Z: Как рождаются Ваши фильмы? Что Вас вдохновляет?
Г.Б.: Для меня, прежде всего, важно «про что кино». Все начинается с идеи. А идея рождается из моего душевного состояния, в зависимости от того, что меня в настоящий момент волнует. Когда она вырисовывается в какой-то образ, какую-то метафору, я начинаю фантазировать. После того, как определюсь с формой и материалом, тогда уже решаю, какая будет музыка. И только когда все кино – от начала до конца! – складывается в голове, начинаю записывать на бумагу. Потом важно заразить моих коллег своим видением и вместе с ними бескомпромиссно воссоздать задуманное на пленке.

https://www.youtube.com/watch?v=Tq_r0QrutyE
Мультфильм «Выкрутасы»

Z: А не возникало сложностей с воплощением – когда казалось, что «лучше бы я придумал что-то другое»?
Г.Б.: У меня было такое в «Адажио». Первая сцена: появляется толпа существ, похожих на птиц. Они бредут, сгибаясь, навстречу ветру… Эту сцену снимали два мультипликатора. Когда сняли, я просмотрел материал и вижу: не то. Высказал им свои претензии, и они все пересняли. Смотрю – опять не то. Сняли третий вариант. Снова не так! И я решил: я, конечно, сатрап, но потребую еще раз переснять. Если не выйдет и сейчас – откажусь от этой идеи. Пусть это будет первый мой фильм, который не получился. Когда снимали четвертый раз, они придумали такую «гребенку» – так мы ее назвали – когда движутся два ряда пешеходов, и рождается ощущение покачивающейся на ходу толпы. Я посмотрел на экране под музыку – мурашки побежали по спине. И я понял: все, фильм в кармане! Так что вначале было желание отказаться. Зато когда получается – о, это счастье!

https://www.youtube.com/watch?v=H_mERBCxIsI
Мультфильм «Адажио»

Z: Что для Вас вкус жизни?
Г.Б.: Вкус жизни – это востребованность. Когда тебя помнят, знают, когда ты в жизненном потоке, а не на обочине. Z

Интервью: Юрий Грузин
Фото: Пресс-служба LINOLEUM

Top