Читайте на Zefir.ua

ВОЛШЕБНЫЙ ключ к сердцу

ВОЛШЕБНЫЙ ключ к сердцу

В конце ноября, когда снег еще не засыпал Киев, в городе развернулась настоящая сказка – в столицу приехал долгожданный гость, настоящий волшебник и кудесник ювелир ТЕО ФЕННЕЛЛ. Его работы – это не просто произведения искусства, каждое из них – отдельная увлекательная сказка, в создании которой примете участие и Вы, стоит только внимательно приглядеться и отпустить фантазию на волю. От Киева, где он лично представил новую коллекцию украшений Alias, мастер был в восторге – особенно его поразили в нашем городе церкви. А побывав в Музее микроминиатюры Николая Сядристого, ювелир взахлеб и с горящими глазами делился впечатлениями. А мы с не меньшим восторгом рассматриваем его украшения.

ВОЛШЕБНЫЙ ключ к сердцу

Z: Alias – в переводе означает «псевдоним». На Ваш взгляд, украшение: скрывает истинную сущность его хозяина, подчеркивает или меняет?
Тео Феннелл: Думаю, надевая украшение, мы превращаем себя в того человека, каким хотим быть. Некоторые украшения делают нас храбрее, а в некоторых – нас даже тянет на приключения. В каком‑то смысле украшения меняют наш мир! Исследуйте его, и тогда Вы найдете себя.

Z: Изделия из коллекции Alias выполнены из серебра. Почему Вы изменили золоту?
Т.Ф.: Золото стало очень дорогим. А значит, не многие могут его себе позволить. Я не считаю, что украшения должны быть элитарными. Думаю, из серебра тоже получаются хорошие изделия, которые сможет носить как молодежь, так и люди в возрасте. Серебряные копии моих золотых коллекций по-прежнему очень хорошо выглядят. Я не считаю, что переход к серебру – это предательство по отношению к золоту. Мне просто хочется, чтобы как можно больше людей носили украшения. К тому же, очень многие предпочитают серебро. Его легче сочетать с разными стилями одежды, оно менее формальное, и это очень удобный в обработке металл. Единственное, если украшение технически сложное в создании и требует больших затрат времени и труда, оно тоже может выйти очень дорогим.

Z: Отличительной чертой Ваших украшений стал грандиозный дизайн в миниатюре. Почему Вы считаете, что ювелирные украшения должны быть не только красивыми, но и емкими?
Т.Ф.: Наоборот. Я не считаю, что украшение должно быть только грандиозным, барочным, театральным, оно может быть очень и очень простым, милым, маленьким. А может быть и высоким искусством – из тех, что беспрестанно фотографируют и с жаром обсуждают. Украшения – они ведь разные!

ВОЛШЕБНЫЙ ключ к сердцу

Z: Ваши работы интересно рассматривать, о каждой можно написать отдельный рассказ. А есть ли реальные истории создания?
Т.Ф.: Множество. Вот сегодня на мне, например, кольцо, посвященное Дэмиену Херсту. Каждое мое украшение – это отдельная история: одни придумал я, другие додумываете Вы сами, а третьи – мне заказывают. Некоторые из них отсылают нас к литературе. Есть украшения очень графичные, визуальные, или, скорее, театрализованные, есть говорящие сами за себя, некоторые очень сентиментальные. Например, любовная история, которая запечатлена в кольце и сохранится в памяти целых поколений. А есть интеллектуальные украшения, так сказать, пища для ума. Одни украшения очень сложные с технической точки зрения, в которых дизайн имеет первостепенное значение, другие же – совсем простые в исполнении, но не менее интересные. В ювелирном деле все обстоит, как и в музыке, иногда достаточно прекрасного голоса, фортепиано и совсем простой мелодии, а иногда потребуется целый симфонический оркестр.

Z: А Вы носите украшения?
Т.Ф.: Да. Но бывает я ничего не ношу, а, бывает, надеваю много украшений. Все зависит от моего настроения.

Z: Как много украшений можно надеть, но при этом не выглядеть новогодней елкой?
Т.Ф.: Да хоть сотни украшений! Порой человек хочет выглядеть именно как новогодняя елка! (Смеется.) Думаю, что количество украшений, их размеры и степень экстравагантности зависит от человека и его настроения. Иногда я или моя жена, или моя дочь не носим украшений по две-три недели. Надеваешь джинсы или вообще спортивный костюм с футболкой – и украшения как-то не к месту. А иногда чувствуешь, что хочешь приодеться и обязательно выбрать какую-нибудь ювелирку. Ну и от самого человека, конечно, многое зависит. Например, некоторые женщины могут носить огромнейшие серьги, и при этом они не кажутся на них такими уж большими. Такие серьги особенно обожают миниатюрные дамы, например, Элизабет Тейлор. Она носила огромнейшие серьги. И никому не приходило в голову воскликнуть: «О боже, что это?!». Все дело в уверенности, в том, как ты преподносишь себя. Некоторые женщины умело ходят на очень высоких каблуках. Если бы я был женщиной, я бы на такие каблуки даже не попытался стать, мне, наверное, не хватило бы храбрости.

ВОЛШЕБНЫЙ ключ к сердцу

Z: Ваши творения очень любит Элтон Джон. Если не секрет, какое самое свежее украшение он у Вас заказал?
Т.Ф.: Вообще-то я никогда не обсуждаю украшения своих клиентов. Но об одном изделии я не могу не рассказать. Мы с Элтоном Джоном очень любим комиксы про супергероев. В 50-х годах все мальчики запоем читали комикс «Орел». Его главный герой пилот звездолета Дэн Дэар, как Супермен или Спайдермен, спасает мир. И, как у каждого супергероя, у Дэна Дэара есть злейший враг. Его зовут Микон. Это очень гадкий на вид пришелец весь зеленого цвета, больше похожий на гриб. Именно Микона я и сделал для Элтона Джона. Кольцо инкрустировано изумрудами. Наверное, мы с Элтоном единственные в мире фанаты Микона. (Смеется.)

Z: У Вас в коллекциях много ключей. Что они должны открывать?
Т.Ф.: Я стал делать ключи более 30 лет назад. Тогда я был еще совсем молод. Я первый придумал ювелирные украшения в виде ключей. Меня долго мучил вопрос, что памятного отец может подарить дочери или что дарить друзьям. Крест в большинстве случаев имеет религиозный подтекст, а подарить ювелирное сердечко – это словно отдать кому-то свое сердце. И вот как-то сижу я в своем домашнем кабинете, зарисовываю все, что попадается мне на глаза, размышляю, и так в моих руках очутился огромный ключ от двери – зарисовал, поиграл с формами… Теперь ключи делают все, и большинство из них выглядят, как мои первые варианты. (Смеется.)

ВОЛШЕБНЫЙ ключ к сердцу

Z: Серия миниатюрных портретов «Герои и негодяи» – Че Гевара, Черчилль, Ленин, Муссолини, Мао. Кто, по Вашему мнению, герои, а кто негодяи?
Т.Ф.: Я думаю, что настоящие герои – это люди, которые работают не покладая рук, и при этом им некогда быть знаменитыми – «И так весь мир вертится» (Уильям Шекспир «Гамлет»), а героизм, в общеизвестном смысле этого слова, носит оттенок театральности. Например, один из моих героев – Элвис Пресли. Мне очень нравится его творчество, но, положа руку на сердце, он был далеко не лучшим из людей. Шекспир, Китс, Рембрандт, да и вообще художники, спортсмены, политики – все они герои, каждый по-своему. Или взять хотя бы ту же Мэрилин Монро, или первую женщину премьер-министра Великобритании. Они героини. Нет, я не утверждаю, что Маргарет Тэтчер – моя личная героиня, скорее, наоборот. Героями иногда становятся неоднозначные с моральной точки зрения люди, но для кого-то герой может оказаться негодяем, и наоборот. Поэтому в коллекции «Герои и негодяи» мы оставляем право покупателю решать, кто для него кто. И что интересно – самая продаваемая модель – «Ганди», а за ней идет «Мао». Думаю, успех «Мао» связан с любовью к знаменитой картине Энди Уорхола. Его работа стала настоящим символом эпохи. Портреты в ювелирных украшениях, в частности в кольцах, это вообще отдельная и интересная тема. Это древнейшая традиция. В XVII веке одержал, например, какой-нибудь король знаковую победу – все заказывают кольца с его портретом. Эти изображения – очень простые и наивные, но выполнены просто великолепно. Носить такие кольца было очень модно. И мне такая мода по душе, поэтому я с удовольствием возрождаю традиции 500–400-летней давности.

Z: Одна из тем Ваших изделий – черепа, а одна из коллекций носит название «Йорик». Вы любите Шекспира?
Т.Ф.: Я обожаю бедного Йорика! (Смеется.)

ВОЛШЕБНЫЙ ключ к сердцу

Z: Вы поняли, что украшения должны быть с юмором, когда ремонтировали золотой кубок с надписью «Доброе утро, Диана». Какую историю Вы представили, прочитав эту табличку?
Т.Ф.: Я представил молодую взбалмошную и невероятно привлекательную особу лет двадцати пяти. Полдень. Она только встала с постели. А настойчивый безнадежно влюбленный поклонник уже стоит на пороге в надежде пожелать ей доброго утра в виде кубка с приветственной монограммой. Девушка благосклонно принимает подарок, внимательно рассматривает, и вдруг кубок выскальзывает из рук, падает и дает трещину. Девушка в слезах, ведь вещица была действительно изумительной красоты! А незадачливый кавалер примчался ко мне в мастерскую спасать драгоценный предмет горьких слез.

Z: Почти все Ваши украшения сделаны с юмором, а некоторые даже с черным, как, например, перстень «Череп пропавшего пилота» или «Череп советского солдата». Какая атмосфера царит в Вашей студии?
Т.Ф.: Они должны быть не обязательно с юмором, но обязательно нести какое-то послание. Моя студия – это одновременно и мастерская. И это мое любимое место. А еще мне очень комфортно работать с моими помощниками. Ни одна идея не отметается – мы все их обсуждаем. Мы можем всерьез обговаривать самые невообразимые вещи, и если идея пришлась по вкусу, мы тут же пробуем ее реализовать. Не получилось, ну и не получилось. Нам не нужно запускать идею по большому бюрократическому кругу – комитеты, директора, резолюции, согласования… Атмосфера царит органичная и творческая – нам легко общаться друг с другом, а значит, мы можем фонтанировать идеями, пробуя каждую по очереди. Со всей ответственностью могу заявить – у нас самая лучшая мастерская в мире. Честно. У нас самые талантливые ребята, которые стремятся работать здесь именно потому, что у них есть возможность делать невероятные вещи. Если продолжить проводить параллели с музыкой, то я дирижер и у меня самый лучший «оркестр». (Смеется.)

Z: Что для Вас – вкус жизни?
Т.Ф.: Запах свежескошенной травы.
(Смеется.) Z

Top

Присоединяйтесь к Zefir.ua
в социальных сетях