Читайте на Zefir.ua

СЕКРЕТ – В ВЫСОТЕ

СЕКРЕТ – В ВЫСОТЕ

«Общежитие Белых Ворон», «Деревянная Балерина», «Ежик в тумане» из пяти тысяч саморезов, «Белый Рояль» из мозаики, играющий музыку Шопена, «Летающая Корова», «Ослик с тележкой, «Фонтан влюбленных» и, конечно же, «Кошка-сороконожка»… Бесконечное множество арт-объектов на Пейзажной аллее, которая благодаря фантазии этого человека стала одним из главных скульптурных музеев под открытым небом. Сегодня, пожалуй, у редкого и только самого ленивого приезжего нет фотографии в кошачьей пасти или в обнимку с горкой мозаичных подушек. КОНСТАНТИН СКРИТУЦКИЙ – неутомимый скульптор безгранично-сказочного вдохновения. Вот-вот сойдут снега, на деревьях раскроются зеленые почки, все мы выйдем на прогулку – и в первых теплых лучах мартовского солнышка увидим змей, жуков, скорпионов, крокодилов – самую необычную в нашей стране детскую площадку «Пейзажка. Два мира».

СЕКРЕТ – В ВЫСОТЕ

Z: «В такую ночь ворочаться в постели приятней, чем стоять на пьедесталах», – писал Бродский. Как оно, по Вашему мнению, быть памятником?
Константин Скритуцкий: Мы живем в уникальной стране «сезонных памятников», где в угоду эпохе или временщикам воздвигаются пьедесталы не тем и не вовремя. Потом начинается «сезон низвержения», за ним – снова восстановления… Поэтому в нашей действительности быть памятником – «профессия» нестабильная и хлопотная.

Z: Дома – это архитектура для жизни. А от памятников какая польза?
К.С.: Польза от памятников – дырку в стене загораживать. а еще они делают город городом.

Z: Парки, улицы, монументы… Самые оригинальные и достойные внимания достопримечательности Киева?
К.С.: В Киеве незаслуженно заброшена Детская железная дорога, захламлен Гидропарк, коммерциализирован Труханов остров… Что скажешь, киевлянам пора расширять границы понимания Киева в его нынешних пределах. Например, парк «Киевская Русь» – уникальный объект с большим будущим. Рекомендую.

Z: А мира?
К.С.: Безусловно, один из самых великий памятников – Статуя Свободы в Нью-Йорке. Простой по форме объект стал символом всего прекрасного, к чему стремится человечество. Приятно, что в его появлении не обошлось без великой французской нации.

Z: В чем секрет популярности Эйфелевой башни?
К.С.: Секрет в высоте. Не смейтесь. При нашей киевской архитектурной вакханалии любой прекрасный объект потеряется. Обратите внимание на колокольню Лавры. Теперь она просто «гном» по сравнению со странными домами, оккупирующими Печерские холмы.

Z: Символ Киева?
К.С.: Я считаю, что это абсолютно гениальный памятник основателям Киева, тот, что на Набережной. а еще мне приятно, что это плод творчества моей альма-матер.

Z: Самый популярный среди киевлян персонаж?
К.С.: Думаю, бывший мэр города Омельченко. Когда-нибудь киевляне воздвигнут ему монумент. Возможно, даже конный.

Z: Одно из домашних заданий первого курса Института журналистики – интервью с памятником. Вам бы с кем было интересно пообщаться?
К.С.: Очень интересно было бы поговорить с Лениным на Бессарабке. Как там ему с новой головой?

Z: Пчелокот, писающий Сталин… Существует ли цензура, регулирующая архитектурные фантазии? И нужна ли она, по Вашему мнению?
К.С.: Цензура ведь тоже дело вкуса. Но то, что давно пора вводить, по крайней мере, наказание за безвкусицу – очевидно. Особенно в наше время покупных дипломов.

СЕКРЕТ – В ВЫСОТЕ

Z: Как Вы думаете, чего или кого никогда не будет на улицах Киева?
К.С.: Никогда не будет дорог без ям. (Смеется.) Я думаю, что Киеву, к сожалению, не грозит закрыть «ядро» для машин. Не останется Киев также без МаФов и жлобства. а еще скоро на улицах города не останется и киевлян.

Z: Кто и зачем украл кота Бегемота с булгаковского дома на Андреевском спуске?
К.С.: Он сам ушел. (Смеется.)

Z: А продаются ли памятники?
К.С.: «Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать». Пушкин дал нам, творческим людям, рецепт выживания. Но бывают и прекрасные примеры творческого содружества заказчика и скульптора. Например, созданный нами летом объект «Облачко Счастья» в Коктебеле. Президент фестиваля «Джаз Коктебель» Лилия Млинарич стала музой скульптуры, а Коктебель приобрел прекрасный «магнит» туристической привлекательности.

Z: Мы давно смирились с… «теплицами» на Майдане Независимости вместо фонтанов. Что, по Вашему мнению, должно украшать главную площадь страны?
К.С.: Хороший амфитеатр. Когда наблюдаешь за бредовым еженедельным развертыванием «конструкций сцены» под те или иные события, просто диву даешься. Почему нельзя было сделать стационарный амфитеатр на Майдане для всех? Подал заявку, оплатил время – устраивай концерт или митинг. Такой объект совершенно необходим на главной площади.

Z: После того, как Путин решил, что Лужков потерял «чувство реальности», Петр Первый сразу стал нереальным московским уродом-гигантом, безвкусным изваянием Церетели. Но ведь наверняка в Киеве есть нечто еще более неуместное и безобразное. Что?
К.С.: Один любимый торговый комплекс на Оболони – с катком и пляжем. Большего убожества, втиснутого буквально на головы жителям, трудно себе представить. И если кто-то думал, что унылый совковый жилмассив невозможно испортить, то он глубоко заблуждался.

Z: Как должны умирать памятники? Стоит ли создавать скульптурные города из отказных героев или историю нужно уважать?
К.С.: Ничего не надо трогать. Пусть стоит. Так дешевле и интереснее.

Z: Бронза, гранит, мозаика, гипс… Этим давно не удивишь. Совсем другое дело – Ваш кот из пластиковых вилок! А есть памятники, которые в свою очередь шокировали Вас?
К.С.: Самый приятный памятник из понравившихся недавно – «Толерантность» в Утрехте – человеческие ладони, защищающие комара. Сильный образ! Хотя некоторые «комары» скоро превратят Европу неизвестно во что. Кстати, моего кота кто уже только не крал. Странно, что сам он физически все еще на месте. Друзья из Германии написали, что его образ активно использует фирма по производству пластиковой посуды. А мы тут думаем, что Германия – это Европа, это цивилизованный бизнес. Воришки есть везде.

Z: «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» А если рукотворный… Что бы Вы сочли памятником себе?
К.С.: Памятник Скритуцкому ставить рано. Куда более приятно – это любовь киевлян и их трепетное отношение к произведениям. Именно «антивандальность» по отношению к нашим скульптурам я и считаю высшей оценкой земляков.

Z: А что новенького предстоит полюбить землякам? За зиму Вы многое успели…
К.С.: Моя последняя работа – дидактическая детская площадка «Пейзажка. Два мира» – уникальный проект по заказу Национального банка Украины. В доступной для детей форме пытаемся объяснить малышам, что такое хорошо, что такое плохо. Рассказываем об «идеальном обществе», где люди уважают свое государство, а государство ценит своих граждан. Эта площадка, пожалуй, самое популярное на сегодняшний день арт-пространство в Киеве. Я горжусь, что удалось осуществить этот проект зимой, когда вообще ничего не происходит.

Z: Что для Вас – вкус жизни?
К.С.: Жить и получать удовольствие. А еще помогать людям, улучшая их настроение. Z

Интервью: Юлия Бойко
Фото: Андрей Посонский и пресс-служба Константина Скритуцкого

Top

Присоединяйтесь к Zefir.ua
в социальных сетях