Читайте на Zefir.ua

А ЖИЗНЬ – ОНА ВСЕГДА ПРЕКРАСНА!

А ЖИЗНЬ – ОНА ВСЕГДА ПРЕКРАСНА!

Еще до начала концерта, когда этот невысокий человечек с лукавым блеском в глазах деловито проследовал через зал ресторана в гримерку, гости, уже собравшиеся на концерт, приветствовали его стоя, бурными аплодисментами. Еще бы! Ведь это легендарный ВИЛЛИ ТОКАРЕВ, чьи записи в СССР были тем самым запретным плодом, который так хотелось вкусить, их передавали втихаря из рук в руки и заслушивали до дыр. Сейчас маэстро 78. И он все такой же заразительно оптимистичный, душевный, озорной, влюбленный в жизнь и искренне верящий в свое дело. «Зачем же мои диски на продажу? – удивился он. – Они мне денег не принесут. Я их дарить буду. Не в деньгах счастье. А в том, чтобы каждый гость ушел после концерта довольным и чуточку счастливым».

А ЖИЗНЬ – ОНА ВСЕГДА ПРЕКРАСНА!

Z: Одна из Ваших визитных карточек – вот эти, такие потрясающие усы! Как давно Вы их носите?
Вилли Токарев: Мои усы – моя гордость. Они растут со школьной скамьи. Только однажды, когда я попал по конкурсу в ансамбль «Дружба» с Эдитой Пьехой, руководитель ансамбля Александр Броневицкий потребовал их сбрить. И это был единственный раз, когда я согласился. Тогда я встречался с девушкой-скрипачкой, частенько угощал ее мороженым, в кино приглашал… После того как я лишился усов, мы с ней больше никогда не виделись. (Смеется.)

Z: Сейчас Вас можно уже без преувеличения назвать человеком мира?
В.Т.: Так говорят – народный артист мира. (Смеется.) Действительно, там, где живут русские – в Австралии, Японии, Южной Африке – все очень рады моему приезду.

Z: Скажите, Вы ведь особенно любите евреев, а они Вас. Да Вас и самого многие считают евреем.
В.Т.: Я с евреями съел пуд соли на Брайтоне. Это они научили меня правильно жить на этом свете. Это очень остроумные, работоспособные, предприимчивые люди, меня, русского, они приняли в свой клан. И я благодарен им за это. Я написал десятки песен, посвященных евреям, можно сказать, воспел их в своих песнях. Наша любовь взаимна!

А ЖИЗНЬ – ОНА ВСЕГДА ПРЕКРАСНА!

Z: Вы так здорово сегодня исполнили «Хава нагила». Вы уже выучили иврит?
В.Т.: Нет. Я пою, но я не знаю, о чем пою. (Смеется.) Но, тем не менее, евреям это очень нравится. Они всегда эту песню в моем исполнении встречают на ура.

Z: Скажите, когда Вы уехали в Америку, у Вас было ощущение, что Вам там чегото не хватает?
В.Т.: Денег. (Смеется.) Но я потихонечку начал зарабатывать. Зато ностальгии было в избытке, конечно. Как у всякого человека, который пошел на авантюру и в 40 лет начал жизнь с нуля. Я тосковал, конечно.

Z: Вам не боязно было уезжать из Советского Союза в никуда?
В.Т.: Конечно боязно. И уехал я действительно в никуда. С точки зрения логики я принял опрометчивое решение, но у меня не было выхода. Я писал не только те песни, которые разрешали писать, а и песни, которые не входили в прокрустово ложе соцреализма. Были правила, была цензура, в том числе и в искусстве. Я никогда не нарушал правила. Зачем? Я решил подыскать страну, где мог бы реализовать свое творчество настолько, насколько это возможно. И Америка как раз являлась именно такой страной. Так что я очень благодарен ей за то, что она приютила меня, дала возможность состояться как человеку и как музыканту. И благодарен своей Родине, которая дала мне русский язык и все то, что пригодилось как в России, так и за границей.

Z: Первый Ваш альбом «А жизнь – она всегда прекрасна» очень художественный, и далеко не сразу был принят слушателями. Почему Вы перешли на исполнение романтично-блатных песен?
В.Т.: Я только потом понял, в чем дело. Ведь в Америку первыми ринулись мясники, торговцы, одним словом, предприимчивые авантюристы. У них был другой вкус, они любили другую музыку. А я предложил им слушать лирику. Успех второго альбома «В шумном балагане» был просто ошеломительный. И только потом, через несколько лет мой первый альбом стал популярным. Так что, как говорят, всему свое время.

А ЖИЗНЬ – ОНА ВСЕГДА ПРЕКРАСНА!

Z: Значит, Вы можете назвать себя романтиком?
В.Т.: Я романтик и есть. 85% моих песен – это лирика. Это просто тем людям, которые зарабатывают на мне деньги, выгодно, чтобы я пел блатные песни.

Z: А могли бы Вы написать диссертацию на тему «Почему блатные песни так любят на Руси»?
В.Т.: А я, можно сказать, ее написал. Я размышлял о любви к так называемым блатным песням в одноименном альбоме «Почему блатные песни так любят на Руси». Там есть такие слова «полстраны сидело, полстраны ждало» – такое было тогда время. При Союзе ходило много таких песен, например, «Ванинский порт». Да и не только тогда. Такие песни были популярны и до революции. Почитайте работы Владимира Яковлевича Проппа, российского этнографа, который взялся за изучение этого жанра в народном творчестве. В этих песнях, зародившихся очень давно, находили отражение грусть, скорбь и тяжелая жизнь каторжан. Взять хотя бы ту же «Песню о Стеньке Разине». Блатные песни не новость. Просто сейчас из них сделали бренд.

Z: Сегодняшняя премьера песни «Одиночество» очень тронула… Вам, наверняка, знакомо чувство одиночества?
В.Т.: Я посвящаю ее всем одиноким людям, женщинам и мужчинам. Мне кажется, что этой песней я даю людям хоть небольшую, но надежду. Конечно, когда я жил в Америке, мне было одиноко и очень трудно. Я мечтал, что обязательно вернусь на Родину и именно там, в России, найду свою вторую половинку. Я был решительно настроен только на такой вариант и никогда не изменял своим планам. И моя мечта осуществилась. Моя Джулия родом из Омска, и сейчас у нас двое детей – Эвелина и Милен. Дети дают стимул для творчества, для жизни. И забота о них, работа для них – высшее удовольствие. Потому что человек так устроен – он не может прийти, пожить один и умереть. Он должен что‑то оставить после себя. Хотя бы детей. У нас с Джулией разница – 43 года, тем не менее, я ее не чувствую, а дети нас объединяют. Мои ребята сейчас учатся в музыкальной школе Кауфмана в Нью-Йорке. Они лучшие ученики этой школы и лучшие ученики Католической школы. В совершенстве владеют английским языком, и даже завуч Католической школы не поверила, что дети из России. Говорит: «Да Вы обманываете! Они не могут так хорошо говорить по-английски». Когда жена показала ей документы, она еще долго не могла успокоиться. Маленькие дети все очень быстро впитывают, как губка.

Z: Так Вы сейчас снова вернулись в Америку?
В.Т.: Потому что Джулия продолжает учиться. Она очень творческий человек. Закончила с отличием ВГИК. И в Америке ей дали грант на обучение в киноинституте. Сейчас она будет защищать докторскую диссертацию. И потом сможет уже устроиться там, где предложат хорошую работу – в Америке, России или Украине.

А ЖИЗНЬ – ОНА ВСЕГДА ПРЕКРАСНА!

Z: Вы часто бываете в Киеве?
В.Т.: Да, меня часто сюда приглашают. Помнится, в 1989 году я давал концерт, кажется, во Дворце спорта. После выступления, это было около 11 часов вечера, мне говорят, что на служебном входе меня ждут люди, хотят получить автографы. Я прихожу, а там очередь – как в войну за хлебом. (Смеется.) Я все ставил и ставил подписи, и уже наступило утро. Вернулся я в гостиницу, когда уже все шли на завтрак, а я – спать. Это рекорд Гиннесса, можно сказать.

Z: Вы бьете все рекорды по количеству изданных дисков (48! + 5 сборников), а годы, когда Вы ничего не издавали, можно пересчитать по пальцам. Почему в прошлом году Вы ничего не издали?
В.Т.: Я не гоняюсь за рекордами. Я делаю все так, чтобы было приятно и людям, и мне. Я сейчас выпускаю новый альбом. Это будет маленькая сенсация, а может и большая, потому что альбом – инструментальный. Музыка на все случаи жизни. Называться он будет Made in USA и состоять из двух частей.

А ЖИЗНЬ – ОНА ВСЕГДА ПРЕКРАСНА!

Z: Добро продлевает жизнь. Когда Вы жили в США, Вы с удовольствием помогали всем выходцам их Союза, которые обращались к Вам?
В.Т.: Я скажу вот что – добро, как бумеранг, всегда возвращается. Я и концерты бесплатные давал, и если мог – помогал. Когда приезжали туристы из Советского Союза – это было в 90-е годы, я им помогал деньгами. Посильно, конечно. Не могу сказать, что это были большие деньги. Но им в самый раз, потому что они вообще без денег приезжали. И дарил им свои пластинки. Я считаю, что не в богатстве счастье. А в том, что эти деньги, которые зарабатываешь, ты тратишь и получаешь от этого удовольствие. Деньги – это бумажки, которые помогают сделать жизнь лучше, но когда их становится много, они уже превращаются в проблему. Это мое мнение, и я от него не откажусь. Я никогда бы не хотел быть мультимиллионером, и даже миллионером.

Z: А на что Вы потратили первые большие деньги, заработанные в Америке?
В.Т.: Я трачу деньги на хорошую аппаратуру, инструменты и на жизненный уровень моих детей, моей семьи.

А ЖИЗНЬ – ОНА ВСЕГДА ПРЕКРАСНА!

Z: Когда же увидит свет Ваша книга «Одиссея капитана Вилли»?
В.Т.: Она обязательно выйдет. Я считаю, что сейчас не самое подходящее для нее время. Скачки настроения в стране. Для чтения должна быть стабильная обстановка, тогда книга принесет людям радость.

Z: Что для Вас – вкус жизни?
В.Т.: Чтобы моя страна и мой народ жили по-человечески. Все жду, когда это время, наконец, наступит. И это будет для меня высочайший вкус жизни. Z

Интервью: Юлия Найденко
Фото: Андрей Посонский

Top

Присоединяйтесь к Zefir.ua
в социальных сетях