Читайте на Zefir.ua

Учитель рока

Учитель рока

Журналист, музыкальный критик, писатель и диджей АРТЕМИЙ КИВОВИЧ ТРОИЦКИЙ еще в 80-х годах прошлого века стал популярен на Западе благодаря своим публикациям о роке в СССР. Как у него получалось писать о том, чего официально в Стране Советов не существовало, знает, наверное, только сам Артемий и его старые записные книжки. Его книга «Назад в СССР» вызвала фурор в мире, и естественно была проигнорирована по эту сторону «железного занавеса». Впрочем, отсутствие официальных публикаций отнюдь не влияло на популярность Троицкого в подпольной музыкальной среде СССР. Одна из первых песен Виктора Цоя, написанная еще до рождения «Кино», так и называлась «Блюз Артему Троицкому». Именно благодаря Артемию неформальная молодежь Москвы, Ленинграда и Тбилиси впервые увидела живые выступления «Аквариума», «Кино», «Зоопарка» и «Звуков Му». Отечественные же поклонники рока до сих пор благодарны Артемию за то, что именно с его подачи в Советском Союзе началась мода на «Вопли Видоплясова» и вообще на украинский рок. Сегодня Троицкий, несмотря на свои 58, продолжает работать диджеем на радио и писать о рок и поп-музыке. Помимо этого он преподает в российских и зарубежных вузах и занимается политической публицистикой. Каждое острое интервью Артемия независимым СМИ становится предметом жарких споров и обсуждений.

Учитель рока

Z: Вы стояли у истоков западной глянцевой журналистики в России, были первым главредом Playboy. Ваше отношение к современному русскому глянцу?
Артемий Троицкий: Я рад, что оказался в самом начале этого процесса. Кому-то интересно приходить на все готовое и получать прибыль, а мне интересно начинать и получать кайф. Когда стартовал Playboy, мы были, по сути, первопроходцами и шли очень часто на ощупь, о многих вещах в бизнесе я даже не подозревал. Я предполагал, что буду лавировать между Сциллой и Харибдой государственного ханжества и вкусами читателей. На самом деле, справиться с государством, которое говорило: «Не хотим никакого секса», и читателями, которые, наоборот, твердили: «Секса, секса, секса!»,
оказалось не так сложно. Но возникла третья сила, о существовании которой я до этого не подозревал, и вот с ней я уже совладать не смог. Это рекламодатели. С ними было тяжелее всего. Госчиновникам всегда можно было навешать лапши на уши и добиться своего. Но рекламодатели, как правило, люди абсолютно тупые, запрограммированные, косные, и с ними прийти к какому-то консенсусу оказалось сложнее всего. Собственно, по этой причине в 2000 году я ушел из Playboy и больше в глянцевую журналистику не возвращался. Судя по тому, что происходило в последние годы, вся эта сцена сейчас находится в определенном упадке. Глянец в России был на пике моды в 90-е годы, когда многие читали эти издания, как Библию. Считалось, что всю свою жизнь надо строить по образцу глянцевых журналов. Надо носить ту одежду, посещать те места, ездить в те страны, есть ту еду, слушать те пластинки, о которых ты читал в журнале. Но культ глянца уже 10 лет как развеялся, и ощущение того, что ты на гребне волны, прошло. Сейчас это рутинная работа, которую, как правило, делают абсолютно халтурно, на автопилоте. Лишь немногие пытаются создавать журналы с каким-то изыском и включать мозги. На ниве женских журналов ничего хорошего в России так и не произошло. Да, были попытки сделать какие-то умные журналы для женщин, в Marie Claire что-то пытались сделать, но ничего из этого не вышло. Есть неплохие мужские журналы. Это в первую очередь Esquire и GQ. Но тоже, конечно, с оговорками. Притом, что они позиционируют себя как интеллектуальный гламур, я считаю, что в GQ гламура гораздо больше, чем интеллекта. Есть еще альманахи,которые стали популярными в начале двухтысячных. Обычно очень толстые, затратные и убыточные, эти издания делаются какими-то олигархами в качестве игрушек. Самый характерный пример – «Сноб», который, насколько мне известно, теряет миллионы в год. Но поскольку эти миллионы идут из бездонного кармана Михаила Прохорова, то на это смотрят сквозь пальцы. Но даже при самом благоприятном раскладе, я не могу сказать, что такие журналы полностью оправдывают ожидания какого-то высокого качества.

Учитель рока

Z: Многие известные рок-музыканты отрицательно относятся ко всем песенным талант-шоу на ТВ, в то же время в нашей стране уже появилась целая плеяда популярных артистов, раскрутившихся на талант-шоу. Вы верите, что они будут на сцене и через 10-20 лет, оставят след в нашей музыке?
А.Т.: Интересно, что Вы назвали эти передачи «талант-шоу». В России, по-моему, даже такого словосочетания нет. Это по-своему симптоматично. Потому что для наших зрителей понятно, что особенные таланты из этих шоу не вылупятся. Была у нас программа «Фабрика звезд», потом «Фактор А», сейчас идет «Голос». Все эти проекты очень громкие, очень рекламируемые, имели достаточно высокий рейтинг, но по качеству все они были очень и очень невразумительны. Думаю, это связанно как с объективными, так и с субъективными факторами, чисто российскими. С коррупцией в первую очередь. Очень многие участники «вписывались» в эти программы за конкретные взятки. Надо сказать, что взятки довольно большие, порядка сотни тысяч долларов. Ну, и объективный фактор, который действует и в Америке и где угодно – талант не создается продюсером! Если у человека таланта нет, то его не будет никогда. Талант – это история врожденная и генетическая. И никакими стилистами, визажистами, тренерами по вокалу этот талант в человека не вобьешь. У шоу «Голос» на «Первом канале» самый высокий рейтинг. Качество исполнителей там заметно выше, чем на всех «фабриках». Другое дело, что само представление о таланте в этом шоу крайне сужено до вот этого самого понятия «голос». Мне никогда не были интересны сильно голосистые и виртуозные певцы, которые при этом поют полную чушь. Репертуар шоу «Голос»практически не отличается от репертуара хорошего фирменного кабака или караоке-бара. Какие-то бродвейские песенки, поп или джаз стандарты. И ведь очень многие из этих ребят действительно здорово поют. Но лично мне от этого ни холодно ни жарко. Бесспорный плюс, что они поют вживую, песни хоть старые и неактуальные, но качественные
и проверенные временем. В отличие от произведений Игоря Крутого или Игоря Николаева, или какого-то там еще Дробыша, которые, я считаю, в принципе исполнять нельзя, поскольку это не музыка, а просто компиляция из каких-то общих музыкальных клише. Вот из-за этого «Голос», наверное, и
имеет в России такой бешенный успех. Тем не менее, я считаю, что честный путь для любого амбициозного музыкального таланта лежит не через телевидение, а через завоевание своей аудитории, что подразумевает живые выступления, гастрольные туры и самодельные ролики в интернете. Пусть у всего этого поначалу будет небольшой масштаб, но зато это будет по-честному и позволит молодому таланту по-настоящему идти вперед. Тут даже можно провести аналогию с родами. Есть кесарево сечение, которое простое и безболезненное. И есть реальные роды, которые намного тяжелее и роблематичнее, но, как известно, для ребенка намного полезнее. Так что я за тех ребят, которые играют в подпольных клубах, сами пишут свой репертуар и выкладывают свои микробюджетные ролики в интернет. Вот это по-настоящему. А все эти телевизионные раскрутки – от лукавого.

Z: Что Вы думаете о все большей миграции музыки в интернет и социальные сети? Поддерживаете ли Вы борьбу с сетевым пиратством?
А.Т.: Мои отношения с интернетом очень ограниченные и традиционные. Я с большим сомнением отношусь к социальным сетям. Меня там нет. Правда, там есть какие-то мои клоны. Это не моих рук дело. Своим аккаунтом в Твиттере я тоже пользуюсь в лучшем случае раз в неделю. Что касается всей этой цифровой революции в музыке, у меня к ней двойственное отношение. Я из абсолютно не цифровой генерации, и мне намного привычнее и удобнее знакомиться с музыкой по старинке: покупать пластинки, слушать радио и ходить на концерты. В общем, знакомиться с музыкой так, как это
происходило во второй половине ХХ века. С другой стороны, я прекрасно понимаю, что вся эта диджитализация музыкальной жизни абсолютно неизбежна. Да, лично я испытываю ряд мелких неудобств, но для миллионов молодых людей это намного комфортней, потому что мобильнее, компактнее и гораздо дешевле. Я считаю, что есть своя сермяжная правда в том, что это произошло. Ведь раньше между творцами музыки и слушателями существовало огромное количество посредников – все эти рекорд-лейблы, издатели, дистрибьюторы, магазины и прочее. Сейчас же музыка, в общем-то, передается от творцов к слушателям практически без третьих лиц, как это было в ХІХ веке и до него. Я, кстати, думаю, что все интернет-сервисы, тот же iTunes, это только промежуточный вариант. Они скоро отомрут. Потому что платить по доллару за песню очень жирно. Тем более, если потратить чуть больше времени, то любую песню или даже альбом можно найти в сети задаром. Я абсолютно не против того, чтобы вся музыка скачивалась бесплатно. Я не считаю это пиратством.

Учитель рока

Z: А как же интересы артистов?
А.Т.: У артистов разная позиция на этот счет. На самом деле вопли о том, что музыкантов обкрадывают, исходят не от них самих, а от так называемых правообладателей. Это обычно такие толстые дядечки, сидящие в рекорд-лейблах и музыкальных издательствах, стригущие купоны. И если они останутся на бобах, я только порадуюсь. Разговоры о том, что мы обкрадываем артистов – это полная фигня. Я то знаю, как распределяются доходы. Правообладателям идет 90–95%, а несчастным артистам, за которых они так радеют, достаются какие-то жалкие ошметки. И то, как правило, авторам, а не исполнителям. У артистов, кстати, очень разное отношение к этой проблеме, многие из них как раз предпочитают, чтобы их музыка распространялась бесплатно и таким образом достигала большего количества слушателей. Если им предложить: «Ты хочешь получить лишнюю тысячу долларов, если дело пойдет официально, или лишних сто тысяч слушателей, если все будет бесплатно?», то, думаю, большая часть музыкантов предпочтет второй вариант. Это даст им аудиторию, а аудитория – это концерты,покупка пластинок, мерчандайзинг и прочее. Естественно, такие артисты, как Элтон Джон или Леди Гага, теряют существенные деньги из-за бесплатного скачивания, но дело в том, что они и без того достаточно богатые. Я думаю, никто не будет особенно печалиться по поводу того, что Леди Гага в этом году заработала не 300 миллионов долларов, а всего-навсего 100. Никому до этого дела нет, и мне в том числе.

Z: В конце 80-х Вы стали героем для всех украинских меломанов, когда включили три наши группы «Коллежский асессор», «Вопли Видоплясова» и «Раббота Хо» в свой Top 10 лучших рок-групп СССР.
А.Т.: Я и сейчас могу подписаться под этим рейтингом!

Z: Следите ли Вы за современной украинской поп и рок-музыкой? Что Вы о ней думаете?
А.Т.: Слежу, конечно. Но, к сожалению, гораздо более поверхностно, чем раньше. У меня нет возможности следить за ней в интернете, где наверняка гораздо больше материалов. Я по-прежнему слушаю с большим удовольствием «Вопли Видоплясова», правда, в основном на концертах. Эпизодически бываю на выступлениях «Океана Эльзы», поскольку это вообще одна из самых популярных рок-групп в России. Можно сказать, что я был первооткрывателем украинского рока для российских слушателей, с теми же «Коллежским асессором», «Воплями», «Рабботой Хо». Были еще «Иванов Даун», харьковские и одесские группы, «Кошкин дом» и так далее. Но сегодня я иду, скорее, в фарватере российских любителей музыки. Я, как и все у нас, слышал тех же Quest Pistols или… как называются… «Джумбокс»? Ах, да, «Бумбокс». Группу Gorchitza. Потом еще есть такой парнишка Иван Дорн. Они в России все хорошо известны. Надо сказать, что исполняют довольно качественную музыку. Но для меня лично она малоинтересна, поскольку имеет достаточно очевидные западные аналоги. Популярность Иван Дорна для меня вообще непонятна. Его ближайший аналог – это группа Jamiroquai, которая всем хорошо известна уже, пожалуй, лет 15. Ничего нового по сравнению с ними Иван Дорн не предлагает. Да, я готов отдать должное качеству этой музыки, все делается грамотно. И, на мой взгляд, более грамотно, чем какая-то аналогичная российская поп-музыка. Но ничего нового эти группы не открывают. Ведь почему были потрясающе интересны киевские группы в 80-х годах? Потому что это были группы уникальные! И я сразу сделал на них стойку, всячески их пропагандировал и возил за границу. Аналогов такой группы, как «Коллежский асессор», в мире я вообще не знаю. Кстати, прошлым летом я довольно долгое время провел в Америке с Женей Гудзем из Gogol Bordello. Оказалось, что его родители живут в штате Вермонт недалеко от университета, где я в то время преподавал. У Жени есть очень большой архив киевского рока. Он ведь и сам играл в каких-то группах. Во время одной из наших посиделок мы как раз обсуждали «Коллежский асессор» и сошлись на том, что это просто уникальное явление в мировой рок-музыке. «Вопли Видоплясова» тоже в свое время открыли совершенно новый стиль. Те же Gogol Bordello – это их наследники по прямой линии. Такого украинского, казацкого панк-рока до них просто не было. Это было нечто неслыханное. К сожалению, больше таких групп я в Украине не встречал. Мне нравятся «Гайдамаки» и тот же «Океан Эльзы», но я не вижу в них никакого откровения. Прекрасные концертные группы, талантливые ребята, но новых горизонтов они не открывают. Если бы были в Украине артисты столь же оригинальные, как «ВВ» в молодые годы, я был бы счастлив познакомиться с их творчеством. Есть, правда, «ДахаБраха». Но это не вполне музыкальная группа, скорее, театрально-этническая мистерия. Вот это, пожалуй, лучшее, что я слышал из украинской музыки за последние лет 15.

Z: Вы знали Гребенщикова, Шевчука, Кинчева, Макаревича, когда они еще были подпольными музыкантами, а не суперзвездами русского рока. Как менялись Ваши отношения с ними в процессе роста их популярности?
А.Т.: Если брать чисто музыкальную составляющую, то русский рок, в отличие от того же украинского, никогда мне особо не нравился. Мне больше нравились люди, которые его делали. Естественно с течением времени отношения с ними менялись. Если говорить о Гребенщикове, то сегодня его заботит только то, чтобы у него все было устроено в бытовом плане. Семья, комфорт и деньги интересуют его больше, чем музыка и внешний мир. Юра Шевчук в этом плане более открыт для общения со старыми друзьями. С Бутусовым последнее время я редко сталкиваюсь, а с Костей Кинчевым не могу общаться по причине расхождения в идеологической плоскости. После последних встреч с Андреем Макаревичем я с удивлением понял, что из всех зачинателей русского рока он сохранил самый больший интерес к музыке и собственному творчеству.

Z: Что для Вас вкус жизни?
А.Т: Знаете, с течением этой самой жизни вкусы у меня постоянно менялись. Было время, когда все мое существование составляла музыка, музыка и еще раз музыка, и мне было плевать на все остальное. Потом к музыке добавились девушки, женщины, которых я очень любил. Сейчас я тоже продолжаю их любить, но уже максимально сфокусировано. Сегодня главный вкус моей жизни – это, несомненно, семья. Я был много раз женат, у меня есть дети от разных мам. Но сейчас у меня, наконец, прекрасная спокойная счастливая и веселейшая семья. Тьфу-тьфу-тьфу! (Стучит по дереву. – Прим. ред.) Моей младшей дочери скоро будет три с половиной года. И она, конечно, абсолютный пуп моего существования. Вся моя жизнь крутится вокруг нее последние несколько лет. Я совершенно счастлив. Но, к сожалению, этому безоблачному счастью мешают некоторые вещи. И главная помеха это, конечно, политика, потому что как в Украине, так и в России власти ведут себя максимально наглым, бездарным и агрессивным образом. Я считаю, что терпеть такую власть просто ниже человеческого достоинства. Этого делать нельзя. Поэтому при всем моем абсолютном безбрежном счастье в семейном микрокосмосе мне приходится все время делать вылазки в политический мир. Не потому, что мне это очень нравится, а потому что я просто не могу по-другому. Я не могу терпеть, когда попирается достоинство, как мое личное, так и моего народа. Во многом именно поэтому я был счастлив приехать в Украину в очень важный момент ее истории. И если мне удастся хоть микроскопическую лепту внести в победу украинского народа над «захватчиками», я буду очень рад. Z

Интервью: Ярослав Степаненко
Фото: Андрей Посонский

Top

Присоединяйтесь к Zefir.ua
в социальных сетях