Читайте на Zefir.ua

Ангел-хранитель «Голос. Діти» — Марина Гуменюк

Ангел-хранитель «Голос. Діти» - Марина Гуменюк

Первая часть большого интервью с главным психологом шоу «Голос. Діти» Мариной ГуменюкДетские шоу талантов вызывают не только интерес публики, но нередко и опасения: не слишком ли тяжела подготовка для маленьких участников? Не лишает ли их рано начатая звездная карьера детства? Не приносят ли родители нормальную жизнь своих чад в жертву собственным амбициям? По счастью, у детей, приходящих в проект «Голос. Діти», есть свой ангел-хранитель, внимательно следящий за тем, чтобы дар небес не обратился для них проклятием – психолог МАРИНА ГУМЕНЮК. Шоу «Голос країни» идет каждое воскресенье в 21:00 на телеканале «1+1».

Ангел-хранитель «Голос. Діти» - Марина Гуменюк
МАРИНА ГУМЕНЮК

Z: Как построена Ваша работа в проекте? На каком этапе Вы включаетесь в процесс?
Марина Гуменюк: Практически сразу. Первоочередное, конечно, это вокальные данные участников, но каждый ребенок непременно приходит ко мне на собеседование в самом начале отбора. Необходимо оценить его стрессоустойчивость, личностную готовность, мотивацию – его собственную, а не родителей! – для того, чтобы решить, стоит ли ему участвовать в шоу. После собеседования с каждым ребенком я пишу мини-заключение: насколько он готов, есть ли у него опыт выступления на сцене, иначе первая попытка может вызвать сильный стресс. Второй фактор, из-за которого я могу порекомендовать отказаться от участия в шоу: наличие травмирующего опыта. Когда я не могу гарантировать, что ребенок, увидев себя по телевизору, не даст самому себе негативную оценку («я толстая, некрасивая» или «меня не так воспринимают»). Это вновь может запустить психологические механизмы, которые вернут его в то состояние, из которого его уже пришлось выводить ранее, поэтому лучше воздержаться от дальнейшей работы в проекте. Еще бывают проблемы со здоровьем. Иногда в этом случае можно продолжать, но непременно учитывая моменты, связанные с состоянием ребенка. Например, если у него сахарный диабет и мне нужно регулярно контролировать уровень глюкозы, чтобы был в пределах нормы, хорошо что сейчас есть довольно доступные и точные в показаниях глюкометры — http://678.com.ua/114-glyukometry, так же нужно вовремя кормить ребенка – значит, необходимо непременно выделять для этого время.

Ангел-хранитель «Голос. Діти» - Марина Гуменюк

Z: А какая мотивация у детей? Что они хотят в первую очередь?
М.Г.: На этот вопрос сами они обычно отвечают: «я хочу выступать», «мне нравится это». Когда я спрашиваю, как возникло желание заполнить анкету участника шоу, часто говорят – после того, как посмотрели предыдущий «Голос. Діти». И очень немногие отвечают: «мама анкету заполнила» либо «это друзья заполнили, а мне на самом деле не хотелось». Хотя такой ответ – не повод не брать ребенка в шоу, мы, тем не менее, принимаем его во внимание.

https://www.youtube.com/watch?v=QYMTTZn5—A
Бои. Команда Натальи Могилевской – The House of the Rising Sun

Z: Во время съемок Вы всегда находитесь на площадке рядом с детьми?
М.Г.: Да – когда идет подбор репертуара, съемочный процесс, в день перед записью и в день самой записи. Другими словами, когда дети на съемочной площадке, я тоже всегда там. В день записи обстановка напряженная, все очень заняты, а у меня нет возможности охватить все три команды. На репетиции они приходят по очереди, и мне удобнее наблюдать, есть больше времени, чтобы пообщаться с каждым ребенком, и к тому же в более спокойном режиме. Кому-то больше времени уделяю, кому-то меньше – все зависит от потребностей. В день записи я все время с ребенком – выпускаю его на сцену и встречаю после выступления. На «слепых» прослушиваниях мы работаем вдвоем с моей коллегой, потому что участников очень много.

Z: В «слепых» прослушиваниях участвовала Екатерина Рычкова – девочка с едва проклюнувшимся оперным голосом и совершенно безумной мамашей. Девочка была однозначно не готова к выступлению, может, надо было не допускать ее в шоу?
М.Г.: Мы не можем, к сожалению, оценить насколько «здоровы» родители. У нас детское шоу, и мы, прежде всего, общаемся с детьми. Ребенок в данном случае был совершенно здоров: это действительно хорошая девочка, которая очень хотела участвовать. Мотивация высокая, стрессоустойчивость достаточная. А мама, по сути, пыталась ее защитить разными способами, не спрашивая у ребенка, хочет ли она сама, чтобы родители настолько активно вмешивались в ее жизнь. Когда девочка станет постарше, думаю, она даст ей достойный ответ. А, может, и не даст – но это уже отношения внутри семьи, и мы не можем в них вмешиваться.

https://www.youtube.com/watch?v=PHti4nGIuD4
Слепые прослушивания. Выступление Екатерины Рычковой

Z: Так кому все-таки больше нужен психолог – родителям, которые желают, чтоб ребенок был лучшим, и одновременно хотят, чтобы он не пострадал, или все-таки детям?
М.Г.: Когда ребенок попадает в какую-то стрессовую ситуацию, у родителей включается защитная реакция – нужно ребенка оберегать, как волчица оберегает детеныша. (Смеется.) Это абсолютно нормально. Но моя задача все-таки работать с детьми. Я пытаюсь трезво оценивать ситуацию и трезво ее преподносить ребенку, не ориентируя его на победу или проигрыш. Родителей прошу, чтобы они, если ребенок не прошел, не говорили: ты не дотянул ту ноту, эту ноту, неправильно спел. Тогда он замыкается, понимая, что совершил ошибку – громадную, может даже непоправимую. Нет, нужно наоборот хвалить: спел классно, но не формат, не подошел, не в этот раз…
Вообще ориентироваться на победу в шоу не нужно. Само слово «шоу» уже говорит: здесь главное не результат. Важно выступление, его потом смотрят на экранах, на YouTube – именно сами выступления, а не списки победителей! Все поют в разных направлениях, разных жанрах. Нельзя оценить, что лучше, а что хуже. То есть оценка – это не оценка. Сегодня ты остановился здесь, а другой ребенок прошел немножко дальше, но вы все уже попали в один и тот же сказочный период жизни. Пока он длится, можно благодаря тренерам получить огромный опыт, который не забудется никогда.

Ангел-хранитель «Голос. Діти» - Марина Гуменюк

Z: Детям приходится много работать?
М.Г.: У них несколько репетиций. Сначала идет подбор репертуара – это один день. Потом еще одна репетиция. Потом репетиция непосредственно перед съемками. В день съемки проходит генеральная репетиция. Так что работают они много и это для них довольно утомительно: я рекомендую по возможности укладывать детей в гримерках поспать перед выступлением. Пока одна команда репетирует, у остальных участников есть 2–3 часа свободного времени, когда родители могут их убаюкать. Понимаю, что условия не идеальные, но, тем не менее, дети прекрасно засыпают. Даже те, что постарше. Прохожу я как-то по коридору и вижу: на диванчике у мамы на руках спит девочка. Вокруг музыка играет, шум, гам, а ребенок спит. Дети умеют хорошо «выключаться» – это родителям сложно уснуть. (Смеется.)

Z: Работаете ли Вы с ребенком после его ухода из проекта. Ведь канал берет на себя ответственность не травмировать ребенка. А «вылет» – разве не травма?
М.Г.: Знаете, после первого «Голоса» ко мне никто не обращался с жалобами на какие-то затяжные посттравматические реакции. Понятно, что дети переживают, но у них, во-первых, сохраняется надежда, что они могут еще раз себя попробовать. Во-вторых, они осознали свой потенциал, проект дал толчок их дальнейшему развитию. Они уже понимаю, что такое телевидение, что такое шоу. Понимают, что оно уже дало им определенную популярность, и теперь можно двигаться дальше – начав с того уровня, которого они достигли благодаря ему.
Еще, чтобы не пришлось работать с детьми после проекта, необходимо, чтобы работа проводилась, пока продолжается шоу. Постоянно. И в ходе ее мы часто говорим о дальнейших перспективах, о будущем. То есть я работаю не на данное шоу, не на конкретное выступление. Очень многие родители тоже консультируются у меня: как развивать ребенка дальше. Я объясняю, что давить ни в коем случае нельзя. Иногда, конечно, приходится направлять ребенка, особенно в подростковом возрасте, но ненавязчиво. Мотивируя тем, что в дальнейшем это пригодится, и если что-то сейчас не получается, то обязательно получится позже. Всегда говорить: «ну не хочешь – не надо» тоже неверно, хотя это и простой путь. Потом сами дети, когда вырастают, часто предъявляют претензии родителям: «почему ты меня не заставила тогда».

Z: А чувство зависти у маленьких участников возникает? Неприязнь к соперникам?
М.Г.: Чаще случается наоборот – дети начинают дружить. Их объединяет общее действо, они переживают друг за друга. Одна девочка, например, плакала, волнуясь за другую, и была готова чуть ли не уступить ей свое место. Этот трогательный момент пока не показывали в эфире, но непременно покажут – мы с операторами за кулисами сами дружно рыдали. Дети умеют по-настоящему сочувствуют друг другу. Они готовы жертвовать собой ради друзей. Вот с чем мы на самом деле сталкиваемся в детском проекте и чего нет во взрослом.

https://www.youtube.com/watch?v=jPwHu4cvyLU
Бои. Команда Тины Кароль – «Намалюй мені ніч»

Z: С кем Вам, как психологу, проще работать: с детьми 7–8 лет или 13–14?
М.Г.: С детьми постарше немножко сложнее: у них есть свое мировоззрение, приоритеты, нередко – травматический опыт, который может мешать выступлению. Если ребенок часто проигрывал, то, естественно, понижена самооценка – она в принципе в подростковом возрасте понижается. Плюс им очень важно хорошо выглядеть перед социумом, перед своими сверстниками. Другими словами, если у детей 6–7 лет преобладают биологические страхи (уколов, смерти, боли), то у подростков – страхи социальные (как меня оценят, как меня увидят, как меня воспримут). Поэтому им нужно уделять больше времени, больше говорить о мотивации, о личности, о будущем, о месте в нем. Помогать понять себя. При этом они еще и более замкнуты, идут на контакт не так охотно, как маленькие дети.

https://www.youtube.com/watch?v=AnxeLcs91rw
Бои. Команда Потапа – «Де ти тепер»

Z: Что делать с детской категоричностью. Свежий пример – Карина Казарян из Одессы: «я такая, какая есть, платьев и каблуков носить не буду; петь буду что захочу!». Придется ли тренеру «ломать» ее?
М.Г.: У нас ни в коем случае нет цели «ломать» детей. «Я не буду!» – протестная форма, которая очень часто встречается в подростковом возрасте. Это своеобразный вызов: она бросает его нам и ждет, что ее начнут заставлять. Но мы этого никогда делать не будем, конечно. (Смеется.) Мы просто предлагаем то или другое, и если предложение отвергнуто – что ж, очень хорошо. Если ребенок не хочет петь определенную песню, то и не надо. Что касается платьев и каблуков – у нас, прежде всего, ориентация на вокал, а не на внешний вид. Если вы заметили, мы вообще стараемся сделать так, чтобы все дети выглядели детьми, а не маленькими взрослыми: никаких шикарных нарядов, сверкающих стразов, украшений.

Z: Вам нравится работать в шоу?
М.Г.: Вы знаете, я уже долго здесь – с первого сезона. Поначалу сама очень переживала и нервничала. Когда только пришла, не понимала, что мне вообще делать. (Смеется.) Но потом осознала, в чем суть и как нужно работать. Сейчас готова ко всему. И я рада, что съемочная команда, давая интервью, комментарии, советуется со мной – что показывать, а что нет. Бывают ситуации, когда я говорю, что те или иные вещи показывать не следует и говорить об этом тоже не стоит. Потому что человек сегодня выскажется, а завтра, может быть, пожалеет. А моя задача – это, прежде всего, люди. Я всегда на защите людей, независимо от ситуации.

Продолжение следует. Следите за новостями на нашем сайте.

Top

Присоединяйтесь к Zefir.ua
в социальных сетях