Читайте на Zefir.ua

Миг между прошлым и будущим, или философия Роксан Родригес

Центральный дом мебели
Роксан Родригес и Ирина Белкина

В апреле Киев посетила всемирноизвестный французский декоратор, арт-директор и антиквар Роксан Родригес, и zefir.ua прикоснулся к ее тайным знаниям

Всего на пару дней всемирноизвестный французский декоратор, арт-директор и антиквар РОКСАН РОДРИГЕС заглянула в Киев провести мастер-класс на неделе дизайна в рамках фестиваля «Французская весна». Путешественники, лакомившиеся пирожными в знаменитых кафе-кондитерских Laduree во Франции и Японии, уже заочно знакомы с Роксан. В Киеве госпожа Родригес откликнулась на радушное приглашение арт-директора знаменитого Центрального Дома Мебели на бульваре Дружбы народов Ирины Белкиной. А zefir.ua повезло прикоснуться к тайным знаниям декоратора, подсмотреть, на какие предметы интерьера она обратила внимание во время прогулки по Дому Мебели и поговорить о секретах идеального дизайна.

Какие выводы о вкусах украинцев Вы сделали, прогулявшись сегодня по Центральному Дому мебели?
Мне в Доме мебели очень понравилось. Я обратила внимание, что украинцы удивительно похожи на французов. Нас объединяет любовь к антиквариату и стилю прошлых эпох, любовь к стилю модерн и современному дизайну, и желание все смешивать. Лично меня не привлекает ни какое-то конкретное время, ни какое-то конкретное течение. В работе над интерьером я предпочитаю создать стержень, на который можно нанизывать элементы разных эпох и стилей, создавая гармонию. В дизайне меня интересует связь прошлого с будущим, а чтобы знать, чего хочешь в будущем, необходимо знать свою историю и корни.

Центральный дом мебели
Роксан Родригес

Если бы у Вас была возможность отправиться в прошлое – куда бы вы хотели попасть?
На темы времени я могу говорить бесконечно. (Смеется.) Во-первых, я бы хотела заглянуть в мастерскую Леонардо да Винчи. Больше всего меня интересуют его изобретения. В его работах недюжинный интеллект и умение предсказать будущее соседствуют с удивительным изяществом и гармонией. А еще я бы заглянула в мастерскую к Казимиру Малевичу. Кстати, не многие знают, что он родился в Киеве. Малевич совершил настоящую революцию в искусстве. А его творчество – это также единение движения разума с осознание силы красоты.

Вы не первый раз посещаете Украину. Что Вы увидели у нас интересного?
Я обожаю украинский текстиль. В его фактуре читаются корни грубости и четкости форм работ Малевича.

Центральный дом мебели

Должны ли «корни» читаться в дизайне?
Понятие «дизайн» как таковое появилось в 50-х годах прошлого века в связи с быстрым ростом массового производства. Но в 80-х годах отдельные группы дизайнеров «запротестовали» против массового дизайна, перейдя на создание лимитированных коллекции. И одна из особенностей таких дизайнеров – это обращение к своим корням и поиск собственной идентификации.

Удалось ли Вам создать идеальный дом?
Да. Это мой дом. (Смеется.) Мне действительно удалось построить дом мечты. В идее его дизайна лежит напоминание о смерти – Memento Mori. Мысль о скоротечности жизни читается и в конструктивных решениях, и в произведениях искусства – от сокровищ античных времен и Древнего Египта до предметов современного искусства. Я пополняю свои коллекции на биеннале, выставках антиквариата, посещаю все арт-события в Базеле и сотрудничаю с байерами, которые прекрасно знают мои вкусы. Также я сама разрабатывала мебель для своего дома.

Какой из предметов интерьера Вы считаете самым главным в Вашем доме?
Это стул работы дизайнера Алессандро Мендини.

Центральный дом мебели

Как Вы думаете, вокруг какого предмет интерьера стоит строить весь интерьер дома?
Вокруг того, который Вам полюбился с первого взгляда. Это может быть и стол, и диван, и картина. Но как я уже говорила – идея total look в интерьере мне не близка.

Ваши работы для Laduree просто невероятны!
А Вы знаете, что название Laduree с французского языка переводится как «течение времени»? В дизайне кафе также заложена так близкая мне идея Memento Mori. Ее можно передать как с помощью такого сложного стиля как барокко, так и с помощью совсем простых средств.

Интерьер для Laduree в Париже я полностью сама нарисовала: от мелких рисунков на стульях и до больших бабочек на потолке. Эти бабочки символизируют нас, людей. Ведь мы находимся здесь и сейчас, в данном конкретном времени.

Один из залов в токийском Laduree я оформила, как будуар Марии-Антуанетты. Я очень люблю одноименный фильм Софии Копполы, и меня привлекает сама Мария-Антуанетта, как человек и историческая личность. Также в этом кафе я сделала черный зал с зеркалами: одни – выгнутые, другие – вогнутые, и таким образом человек видит себя, как в дальней, так и в ближней перспективе. В основе идеи интерьера – традиция поминального ужина. На контрасте с черным залом в кафе есть зал, выполненный в белом цвете.

А какой из залов выбирают чаще – черный или белый?
Черный. Мадонна в нем отмечала свой день рождения. Главная идея этого интерьера – нить, связывающая прошлое с будущим. Исследование связи времен – моя страсть.

Что для Вас вкус жизни?
Любовь в широком смысле слова – это наш двигатель.

Центральный Дом мебели
Киев, бульвар Дружбы народов, 23

Интервью: Юлия Найденко
Фото: Максим Нестеренко

Top

Присоединяйтесь к Zefir.ua
в социальных сетях