Читайте на Zefir.ua

АЛЕКСЕЙ ВОРСОБА. Интервью

После концерта «Хмелева Project» www.zefir.ua поговорил с лидером группы Port Mone аккордеонистом Алексеем Ворсобой

АЛЕКСЕЙ ВОРСОБА. Интервью

На прошлых выходных в концертном зале Национальной музыкальной академии им. П. И. Чайковского два дня подряд был аншлаг. Выступали любимцы киевской публики, яркие представители течения world music – группа DakhaBrakha и белорусское трио Port Mone с обновленной программой «Хмелева Project». Шикарнейший звуковой замес украинского этно-нойза с современной экспериментальной музыкой белорусских музыкантов неизменно вызывает улыбку на лицах слушателей и бурные овации, сопровождаемые криками браво по завершении каждой композиции – чувствовалось, что слушатели соскучились. Объединение двух взаимодополняющих коллективов стало возможным благодаря агентству ArtPole, которое занимается организацией ежегодного одноименного фестиваля. В сентябре 2014 года группа PortMone выпустила свой третий альбом Thou. Во время прослушивания ловишь себя на мысли, что тебя затягивает в то пространство, которое создали для слушателя музыканты – вместо потолка над тобой оказываются кроны деревьев, в которых разгулялся ветер, и в этом лесу ты не один – он полон жизни: скрипы, шорохи, треск сухих веток. О новом альбоме, восприятии музыки, воображении и о творчество группы www.zefir.ua поговорил с лидером группы PortMone аккордеонистом Алексеем Ворсобой.

АЛЕКСЕЙ ВОРСОБА. Интервью

 

Фото: Саша Пролетарский


Z: Чего, на Ваш взгляд, не хватало Port Mone, что Вы объединились с DakhaBrakha? И наоборот.
Алексей Ворсоба: Я бы не ставил так вопрос, будто мы сделали «Хмелева Project», потому что нам чего-то не хватало. В первую очередь, это, конечно, музыкальный эксперимент – объединение таких двух разных по фактуре, но похожих по духу групп. Ну, и всегда хорошо посмотреть на свою музыку, на творчество глазами другого музыканта.

https://www.youtube.com/watch?v=tA0U0PIvmLg
«Веснянки», проект «Хмелева Project»

Z: Даже в названии группы читается, что Вы музыканты-импрессионисты. Почему Вы выбрали именно такую форму?
А.В.: Для меня самое главное в музыке – это не строгая форма, не отточенный штрих или высочайшее исполнительское мастерство музыканта, хотя это все, безусловно, важно. Для меня главным является то состояние «здесь и сейчас», которое рождается благодаря музыке, а так же полученными знаниями языков и которому следует (вполне осознанно) сам музыкант, в которое вовлекается (тоже вполне осознанно) подготовленный слушатель. Это особое состояние очень зыбко, изменчиво и подвижно. И в силу специфики музыки и языку на котором написаны слова, ее выразительных средств это состояние, хоть и пытается фиксировать «здесь и сейчас», все же всегда отсылает к вечному. Поэтому, конечно, импрессионизм – как начало этого понимания в изобразительном искусстве. Что же еще?

Z: Есть места, где люди напитываются впечатлениями и силами. Ваше место где?
А.В.: Любые мгновения осознанного внимания. К чему бы то ни было.

АЛЕКСЕЙ ВОРСОБА. Интервью

 

Фото: Саша Пролетарский


Z: Последний альбом Вы записывали в лесу?
А.В.: Да. Технически идея заключалась в отказе от студийных условий записи. А концептуально – на тот момент мое понимание идеальной студии совпало с тем, что могло случиться только в лесу, с его непредсказуемыми звуками, шумом дороги и всего вокруг.

Из альбома Thou

Z: Название альбома Thou мы перевели как «Ты», а из списка композиций можно составить целый рассказ. Чем объясняется это название?
А.В.: После выхода Thou я видел альбом в различных обзорах и рецензиях в компании разных дисков. И мне кажется, у нас получилось хорошо. (Смеется.) А вообще, как говорил Кшиштоф Занусси: «Как я могу рассказать Вам фильм, который смотрите Вы». А название – это названный адресат нашей музыки. Это ты.

Z: Вы практически не отходите от общей структуры произведения. В чем заключается Ваша импровизация?
А.В.: Вы наверняка видели увлеченного ребенка – все для него ново, живо, все – открытие. Для любого музыканта даже исполнение произведения по нотам всегда сродни импровизации – это всегда трактовка, даже при попытке исторической реконструкции. Это легко обнаружить, сравнив исполнения одного и того же произведения разными музыкантами. В этом смысле импровизация – это осознанное присутствие, включенность, проживание.

Z: Многие композицию Port Mone напоминают прилив волн, движение ускоряющегося или тормозящего поезда. Какие образы Вам доводилось слышать?
А.В.: Отзывов было много и разных. Тут стоит сказать о том, что волна – одна из главных метафор в музыке, с ее помощью можно описать и напряжение, и спад как в частях пьесы, так и в пределах двух-четырех тактов. Ну и пульсации, биение, ритм – одна из важных звуковых матриц, которая сопровождает человека с момента его зачатия до момента его смерти, а может, даже и в бессмертии. Отсюда и волна, и поезд, и долгий перелет стаи птиц, и шелест листьев, и ветер, и гудок телефона, и звуки сваезабивателя, и колокола, и метро, и чего только не услышишь.

Z: «Port Mone сначала стала известно за рубежом, а потом у нас», – из подслушанного в очереди в гардероб. В одном из интервью Вы сказали, что считаете себя непонятым. Спустя 6 лет, после нескольких альбомов, Вы чувствуете, что Вас уже поняли?
А.В.: Поняли – это хорошо или плохо? А вообще, мне уже неважно, потому что я понял, что главное не понимание. Как говорил Люк Рейнхард: «Понимание – это приз для дураков».

АЛЕКСЕЙ ВОРСОБА. Интервью

 

Фото: Вадим Куликов


Z: В интервью «Zефир» участники группы «Трубецкой» сказали, что волна увлечения белорусской музыкой в Москве спала. Где Вы встречали наибольший интерес к творчеству Port Mone. И как обстоят дела в Беларуси?
А.В.: А мы никогда и не были популярны в Москве, хотя рецензии на наши альбомы там всегда выходили очень и очень хорошие, и российские критики высоко оценивали то, что мы делали. Да и дебютный альбом мы выпустили на российском лейбле «Геометрия». И у себя на родине мы никогда не были очень популярной группой. Самые лучшие концерты у нас были в Украине, Словакии, Литве, Швеции, Польше.

Z: Можно ли в настоящее время заработать музыкой?
А.В.: Конечно, но это не то, что можно легко «просчитать».

Из альбома Dip

Z: Что должны делать музы, когда говорят пушки?
А.В.: Музы или музыканты? И музы, и музыканты должны продолжать. Делать то, что делали. А где, как и почему – это личный выбор и гражданская ответственность каждого.

Z: Ваше самое свежее музыкальное открытие?
А.В.: Каждый музыкант свое самое свежее музыкальное открытие уже сделал – он открылся музыке или музыка открылась ему. Поэтому он и стал музыкантом. Все, что случается потом, просто расширяет музыкальный тезаурус.

Сейчас собираюсь ознакомиться с «Топ 20 знаковых альбомов музыки мира 2014» вот по этой ссылке:
http://soloneba.com/20-iconic-albums-of-music-world-in-2014/

Z: Что для Вас вкус жизни?
А.В.: Это непредсказуемо, так как никому неизвестно, когда, где и как в очередной раз ты вновь почувствуешь жизнь.

Фото: Саша Пролетарский, Вадим Куликов

Top

Присоединяйтесь к Zefir.ua
в социальных сетях